Жестокий, но невыученный урок

Едва ли в истории Руси домонгольского периода можно найти более кровопролитное сражение, чем битва на реке Липице. Произошла она восемь столетий назад 21 апреля (4 мая по новому стилю) 1216 года в нескольких верстах от Юрьев-Польского. Да, битва эта не такая знаменитая, как, например, Невская, Куликовская или битва на реке Калке, однако подспудно, не явно она напоминает нам о себе до сих пор.

Вот когда мы слышим словосочетания «кровавые междоусобицы», «войною брат шёл на брата» - Липицкая битва ярчайший тому пример… Или, кто не знает про былинного богатыря Алёшу Поповича? А ведь ростовский витязь Алёша Попович упоминается в летописи как участник битвы на Липице… Ценнейший экспонат Оружейной палаты – княжеский шлем (тот самый, что красуется на обложке учебника истории России 6 класса) был найден неподалёку от места битвы…

 

Конечно, события тех лет – кровавые войны между князьями, а, по сути, между русскими людьми, уже «преданья старины глубокой» и не более. Однако, кто думал в годовщину 700-летия битвы, что спустя всего два года Россия увязнет в пучине гражданской войны, прольются реки крови, что Русь опять прочувствует, что такое «брат на брата и сын на отца»?

Так вот и ныне, через восемь веков после битвы, неспокойно в Русском мiре. События на Украине напоминают нам о страшных междоусобицах и поневоле вспоминаются те далёкие события русской истории. Конечно, во время кровавых событий 1216 года не было «заокеанской закулисы», «вашингтонского обкома» и прочих «кукловодов». Зато спеси и бахвальства со стороны суздальских князей хватало. И как ни увещевал их перед битвой новгородский князь Мстислав Удалой, как ни просил всё решить миром, да всё не впрок. Вот и получилось так, как получилось. Огромное Владимиро-Суздальское войско было разбито, остатки воинов разбежались кто куда, в том числе и князья: Юрий бежал во Владимир, Ярослав – в Переславль. Погибло в тот день более 10 тысяч русских воинов: суздальцев, ростовцев, новгородцев, смолян, псковичей…

Прошлым летом побывав на месте Липицкой битвы, я пытался представить сражение, а мне вдруг вспомнились армейские друзья – немногословный харьковчанин Саша Перепелица, отзывчивый киевлянин Сашка Данилов, хитрован и недотёпа в одном лице из того же Киева  Славка Петренко, весельчак и балагур из Краснодона Пашка Енюков, крепкие донецкие парни Коля Беженар и Сашка Шкурко… Не попусти, Господи, нам когда-нибудь на радость «нашим западным партнёрам» воевать друг против друга…

И вот ещё о чём подумалось: а не стоит ли включить это историческое место в туристический маршрут «Золотое кольцо»? Да, и скромный памятный знак установить не мешало бы.

Знаю, знатоки-историки могут возразить, что, мол, место битвы доподлинно неизвестно, а то, что указано в справочниках (возле села Городищи) – лишь одна из версий. И есть уже памятный знак, посвящённый этому событию, а находится он в посёлке Осановец Ивановской области. Да, да, всё это так, только что же это получается? Ивановцы, несмотря на историческую неопределённость, решились на установку памятного знака, хотя, как там в летописи? «…Стоны раненых были слышны в Юрьеве…» От Юрьев-Польского до Осановца напрямую 16 км. Далековато получается. До Городища – 9 км. Тоже не близко, но только дорога, по которой в старину ездили через Городище во Владимир, проходила мимо Юрьева. Именно по ней и должны были бежать потерпевшие поражение. И именно на этой дороге у села Лыкова был найден знаменитый шлем Ярослава.

 

Павел Матвеев, ул. Шиманаева

На рисунке вариант памятного знака

Историческая справка

В 1212 году скончался великий Владимирский князь Всеволод Большое Гнездо, тот самый, про которого «Слово о полку Игореве» говорит, что он «может Волгу веслами раскропить, а Дон шлемами вычерпать».  Прозвище «Большое Гнездо» он получил за то, что имел 12 детей, из которых 8 были сыновьями. Незадолго до смерти, в 1211 году он составил завещание. Стольный город Владимир отдавал старшему сыну Константину, а Ростов – второму сыну Юрию. Константина это не устроило, он хотел владеть обоими городами. В ответ Всеволод лишил его «старейшинства» и передал великое княжение Юрию. Константин, княживший тогда в Ростове, настолько оскорбился, что даже не прибыл на похороны отца. И едва ли не на другой день после смерти Всеволода между братьями начались столкновения.  

Уже в 1212 году Юрий с братом Ярославом (будущим отцом Александра Невского), княжившим в Переславле-Залесском, пошли в поход на Ростов. Однако, дело до решающего сражения не дошло. Затем наступило затишье. Но в 1216 Ярослав захватил Торжок и Волок Ламский, перерезал пути снабжения Новгорода хлебом. А в Новгороде в то время княжил Мстислав Удалой. С 1214 года Ярослав был женат на его дочери, но это не помешало начать войну.

Мстислава поддержал его двоюродный брат Владимир Рюрикович, бывший тогда смоленским князем. В союз с ними вступил Константин, женатый на дочери правившего тогда в Киеве Мстислава Романовича, ещё одного двоюродного брата Мстислава Удалого.

18 апреля (1 мая по новому стилю) 2016 года новгородско-смоленско-ростовская армия приблизилась к Юрьев-Польскому недалеко от реки Липица. Там их уже ждали войска Юрия и Ярослава с воинами из Владимира, Суздаля, Мурома и Переславля-Залесского.

Константин и Мстислав предлагали уладить дело миром, но Юрий не желал отдавать Владимир, а Ярослав – захваченные новгородские земли, и отвергли это предложение. Перед битвой младшие Всеволодовичи, пируя с боярами, начали заранее делить между собой владения противников, а бояре при этом патетически восклицали: «Хоть бы и вся Русская земля пошла на нас… , но никто против нашей силы не устоит. А эти полки — право, седлами их закидаем».

«Есть там гора, зовется Авдова, там Юрий и Ярослав поставили свои полки, а Мстислав, Владимир, Константин […] поставили свои полки на другой горе, которая зовется Юрьева гора, а между двумя горами ручей, имя ему Тунег». Так летописец описывает диспозицию войск перед битвой (см. схему).

21 апреля (4 мая по н.с.) 2016 года началась решающая схватка. В битве владимиро-суздальская рать не выдержала напора противника и ударилась в бегство. Смоляне, захватив обоз, занялись мародёрством, а новгородцы во главе с Мстиславом Удалым бросились добивать убегающих. «…не десять человек было убито, не сто, а тысячи и тысячи, а всех избитых девять тысяч двести тридцать три человека», - констатирует летописец. Общее числа убитых всадников из новгородцев, смолян, ростовцев и псковичей определяется в 550 человек, не считая пехоты.

Юрий, бросив войска, бежал во Владимир, а Ярослав – в Переславль-Залесский. Потом Юрий отдал Владимир Константину и получил в подарок Радилов Городок (Городец) на Волге. Ярослав же вернул пленных новгородцев, захваченные земли, трофеи и был прощён. В 1218 году Константин умер, и Владимирский престол опять перешёл к Юрию. А ещё через пять лет на реке Калке русские дружины впервые столкнутся с татарской конницей. Мстислав Удалой спасётся в той битве почти чудом. А его двоюродный брат киевский князь Мстислав Романович будет схвачен и убит монголами. В 1237 году войско хана Батыя придёт на Русь. Князь Юрий погибнет в битве с ними на реке Сити в 1238 году. Его место на Владимирском престоле получит брат Ярослав, который вполне поладит с Батыем.

Последнее изменениеСреда, 04 мая 2016 06:11
Другие материалы в этой категории: « Звезда нашей Великой Победы Самые тонкие отношения »

Оставить комментарий

Пишите