A+ A A-

Деревенский хиромант

Начало: Про царя, козу и девочку Полю

Вот раньше, при царе, как в деревнях бывало. В каждой - на особицу. В которой свой дурачек, в которой - Праведник, а в деревне Кащеево жил свой хиромант.

Звали его Илларион Симионыч Мартынов, и девочка Поля его хорошо знала, потому как приходилась хироманту внучатой племянницей.

 

Хиромант был мужчина видный - одет по городскому, обут в штиблеты. Как  умудрялся Илларион Симионыч в такой обуви по деревне ходить, не ведаю.  Может,  левитировал низёхонько так, в тихушку, а может настил дощатый в деревне имелся, - но штиблеты были всегда чистые, это Полюшка запомнила.

Чем заняться на деревне хироманту? Ну, всем понемногу. Немного коновал, немного костоправ.Гадать, правда, не гадал, ни по рукам ни по чему еще. Зато у него был стеклянный шар,(тяжелый такой, Полюшка   как-то чуть не уронила,) который он наводил на человека и говорил: "Вы спите, спите, спите..." И человек засыпал, а хиромант мог потом с ним всякое творить. Мог, например, положить на две лавки- на одну затылком, на другую пятками. И человек как деревянный становился. Полюшка даже как-то вставать на такого пробовала - бревно бревном.

Кроме шара, Полюшка запомнила еще толстенную книгу, куда хиромант все свои опыты записывал и зарисовывал. Где всему научился, неясно, но старшие рассказывали - что смолоду Илларион Симионыч в офени подался. В Москве пропадал, может там, а может - еще где наблошился - и умению своему и щегольскому виду.

Хиромантово умение на всех по разному действовало. Кому-то и шара было не нужно, особенно если уже не в первый раз. Кого-то плохо брало. Полюшку - так вообще никак. Ее почему-то смех разбирал, начинала хихикать, да так звонко заразительно, что и спящие могли проснуться. 

А вот на соседского мальчишку Васятку - действовало почти мгновенно. Как-то раз хиромант на мужика пальцем показал: - Смотри, говорит, какой конь. Ну Васятка не будь дурак верхом  вспрыгнул. Мужик седока стряхнуть пытался. Как же, сбросишь с себя такого седока - Васятка только крепче в гриву вцепился. Что бы разрулить дело без лишних потерь хиромант сказал: "Вася, это же не конь, это -медведь". Как ветром наездника сдуло.

Все-таки опыты над детьми - штука опасная. Показал как-то хиромант  на Полю:

-Смотри Васят, какая рыба!

Думал - бредень начнет заводить, или удочку забрасывать. А тот нож схватил и побежал рыбу потрошить, едва хиромант остановил. Что-то там нашептал, и все, с тех пор "педагогических экспериментов" не ставил.

Перед самой Войной, опять  в Москву укатил Илларион Симионыч, вместе с книгой своей и шаром и штиблетами. И больше от него ни слуху ни духу. Тогда уж не хиромантии никому стало. Отца  Полюшки в армию  забрали да обратно не вернули. Мать вскоре от болезни умерла. А  Полюшка сразу стала взрослой, потому как старшей из четверых.  Правда, отец перед войной успел запасы  кой-какие сделать, соль там, мыло и т.д . Может сам что почуял, может хиромант по родственному насоветовал, так или иначе- запасы продержаться  помогли.

Полюшке расти некогда было - так метр с кепкой на всю долгую жизнь осталась. А вот ладони от труда постоянного большими стали. Я как -то глянул на линию жизни - коротенькая такая.  Словно в насмешку над хиромантным искусством.

Помяни ее, Господь, в Царствии Своем

Последнее изменениеСреда, 14 марта 2018 13:01

Оставить комментарий

Пишите

РСЯ1