A+ A A-

Подушевое финансирование: пять лет спустя

Работая в родительском комитете класса и школы, просто общаясь с родителями одноклассников своих детей, заметила, что у большинства из них есть кардинальное непонимание финансового положения современной школы.

О принципе подушевого финансирования и финансировании под выполнение муниципального задания если кто-то и слышал, то всё равно представляет его как некий эквивалент смете, ибо в представлении рядовых граждан «все расходы включены», прямо как в полюбившейся туристической формуле «all inclusive». Отсюда и риторические вопросы типа: «Куда они деньги девают? (имеется в виду руководство школы), и жалобы на постоянные поборы в частных разговорах, а порой и в обращениях в вышестоящие организации.  Причём обращаются частенько сразу наверх,  минуя средние этажи, в департамент как минимум, и опять же частенько анонимно.

 

Впрочем, оставим пока в стороне морально-этическую сторону проблемы. Зафиксируем – есть непонимание реального финансового положения современной школы. Попробуем разобраться, почему в условиях, когда сверху нас убеждают, что с финансированием учреждений образования всё в порядке, школам между тем приходиться выживать и ходить с протянутой рукой к родителям и спонсорам.

Разбираться в нынешних принципах финансирования образовательных учреждений нам помогла зам. главного бухгалтера управления образования Кольчугинского района Ирина Александровна  Хрящева.

Когда всё началось

Кардинальные изменения в финансировании школ произошли с 2005 года с вступлением в действие закона Владимирской области «О региональном нормативе расходов для реализации основных общеобразовательных программ муниципальными общеобразовательными учреждениями».  С этого времени финансирование школ стало производиться из двух источников. Из областного бюджета шла субвенция на реализацию общеобразовательных программ, которая направлялась на зарплату с начислениями и учебные расходы. Принцип строился на подушевом финансировании.

Средства муниципального бюджета направлялись на содержание имущества, оплату коммунальных услуг, налогов, питания и другие расходы. Эта часть расходов финансировалась по смете.

Следующий этап в изменении принципов финансирования современной школы произошёл с вступлением в действие в 2010 году 83 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Для всех муниципальных учреждений (а образовательные учреждения относятся сюда же) появилось три возможных статуса: казённые, бюджетные и автономные организации. Не вдаваясь в подробности, скажем, что разница заключается в основном в степени финансовой ответственности и в возможности свободного распоряжения средствами. Чем больше свободы в возможности распоряжения деньгами, тем больше и ответственность. Соответственно на одном полюсе казенные учреждения с минимальной степенью ответственности и практически полным отсутствием самостоятельно решать, на что расходовать средства, на другом – автономные с максимумом ответственности и полной свободой в распоряжении средствами. Свои минусы и плюсы есть у каждого статуса. Поначалу сельские школы и некоторые сады нашего района получили статус казённых, но по большому счёту это положение не принесло им никаких дополнительных льгот и преференций. С 2015 года все кольчугинские образовательные учреждения имеют статус бюджетных организаций.

Вместо финансирования по смете бюджетные учреждения стали финансироваться путём предоставления им субсидии: на выполнение муниципального задания, содержание имущества и уплату налогов. Кроме того бюджетным учреждениям предоставляется субсидия на иные цели (капитальный ремонт и приобретение оборудования), и эта субсидия финансируется по остаточному принципу.

Как распределяется субсидия

Итак, школа получает субсидию на выполнение муниципального задания. Таких заданий может быть несколько, но основное - реализация общеобразовательных программ. Каждое муниципальное задание рассчитывается по двум критериям. Количественный показатель – сколько обучат, накормят, оздоровят – это и есть принцип подушевого финансирования. Есть и качественный показатель, это определённые обязательства, связанные с качеством обучения – сколько учеников учатся  на «4» и «5», каковы результаты ЕГЭ и т.д.

В среднем городская школа в 2015 году получила субсидию в сумме 16 миллионов – сюда входят средства и областного и муниципального бюджетов. Основная часть поступивших средств была направлена на заработную плату плюс начисления на неё. Это 82 %. В суммовом выражении это примерно 13 миллионов рублей. Порядка 1,5 миллиона (или 9,6%) истрачено на коммунальные услуги.  Ещё 500 тысяч ушли на налоги (2,3%). На прочие расходы 5,2 % (медосмотр, командировочные расходы, услуги связи и т.д.) – порядка 800 тысяч. Большую часть из них составляют хозяйственные расходы, без которых никак не обойтись. На материально-техническое обеспечение остается 1,3 % - примерно 200 тысяч рублей (капитальный ремонт, приобретение оборудования). Если брать в среднем, то получится по 5 тысяч рублей на ремонт и приобретение оборудования на один класс в год. На развитие и решение каких-то иных задач, стоящих перед школой, ничего не остается – субсидия вся распределена.

Отдельно рассмотрим  учебные расходы, финансируемые из областного бюджета. По идее они включают в себя расходы на учебные пособия, услуги связи (интернет) и канцелярские товары, связанные непосредственно с учебным процессом. Региональный норматив на учебные расходы на 1 ребёнка в год составляет 1100 рублей. Много это или мало? Для родителей, которые представляют, сколько сейчас стоит печатная и канцелярская продукция, должно быть очевидно, что это мизерная сумма.

При количестве учащихся в нашем районе примерно 4900 человек в год получаем финансирование 5 миллионов на все школы. Из них сразу вычтем больше 3 миллионов, которые идут на учебники и порядка 1 миллиона, которые тратятся на интернет. Остаётся меньше миллиона на все 15 школ района. А ведь школа должна выдать аттестаты, справки различного рода и это тоже довольно приличная сумма.

Финансовая свобода

Зато школы могут сами распоряжаться своими средствами – говорят апологеты образовательных реформ. Могут. Распределив обязательные расходы, директор получит оставшуюся сумму, которую может пустить на те цели, которые ему кажутся наиболее важными. Мы уже показали, какая это сумма. Ну, просто никакая. Так что финансовая свобода снова выливается для директора в свободную возможность пойти с протянутой рукой к родителям и спонсорам.

Дополнительные средства, которые может заработать школа за счёт оказания платных услуг тоже оказались по большому счёту мифом. С учётом всех отчислений на зарплату, коммунальных расходов и т.д. школа не может конкурировать с частным рынком образовательных услуг. И, когда нас пугали, что всё большая часть образовательных услуг будет платной, то, скорее всего, были правы, вот только оказание этих услуг будет прерогативой не школ, а частных лиц и организаций. Поэтому и здесь у школы поправить своё финансовое положение возможность минимальная.

Декларации и реальность

Подведём краткие итоги.

Основные принципы, которые декларировались при введении: прозрачность схемы финансирования, равенство образовательных возможностей, большая степень свободы для руководителей коллективов в части распоряжения средствами и возможность привлечения дополнительных средств, в том числе и за счёт введения платных услуг.

Основное положение подушевого финансирования и, можно даже сказать, лозунг, многократно повторяемый реформаторами,  - деньги вслед за ребёнком. По их логике это должно привести к тому, что школы будут бороться за каждого ученика. Дети пойдут в лучшие школы, и те получат заметное преимущество в финансовом плане. Возможно, в больших городах это и работает. У нас же колебания численности учащихся в школах не настолько значительны, чтобы каким-то образом сказаться на финансовых потоках, поступающих в школу.

К тому же, даже если в какую-то из наших городских школ в центре (скажем, 1-ю или 7-ю) вдруг поступит заявлений в 1-й класс по количеству вместо трёх на четыре или даже пять класс-комплектов, то этих детей просто физически не смогут принять - наши школы и так переполнены.

Да и норматив подушевого финансирования был выведен, мягко говоря, не совсем логично. Расчётами, что сколько стоит и сколько чего нужно для обучения одного ученика с учётом различных регламентирующих документов, те, кто вводили новые принципы, утруждать себя не стали. Просто сделали 2010 год базовым  и по нему норматив рассчитали. Индексации при этом подлежат зарплата, коммунальные расходы и питание. Остальные расходы остаются на уровне 2010 года.

Конечно, все аспекты финансирования рассмотреть в газетной статье не представляется возможным. Главное, чего хотелось бы достигнуть, чтобы родители поняли – без их помощи школе в современных условиях не выжить. И помощь при этом понимается в самом широком смысле этого слова. Ведь, если есть желание помочь, сделать это можно всегда, и не обязательно деньгами.

С. ПАВЛОВА

Р.S. В одной из передач московского телевидения «В деталях», посвящённой теме подушевого финансирования прозвучали интересные цифры: на одного ученика начальной школы в год выделяется 87000 рублей, среднего звена – 107000 рублей, старшеклассника – 123000 рубля.

В Кольчугинском районе субсидия на выполнение муниципального задания всем школам района составила 212 миллионов рублей. Не мудрствуя лукаво поделим эту цифру на число кольчугинских школьников (их у нас, как уже говорилось примерно 4900). Получаем чуть больше 43 тысяч рублей в среднем на одного школьника.

Даже, если в обоих примерах цифры чего-то не учитывают, разброс их всё равно настолько велик, что становится очевидным, почему в Москве принцип подушевого финансирования был принят на ура, а у нас… ну, как-то не так.

Последнее изменениеПятница, 04 марта 2016 07:05
Другие материалы в этой категории: « 48 спасённых деревьев! Счастье учителя – в учениках »

Оставить комментарий

Пишите

РСЯ1