A+ A A-

Если хотим выжить

Питомник для людей?

Пито́мник — место или заведение для выращивания и разведения растений или животных, а также опытный участок, на котором производится их изучение.

 

Недавно услышал историю одной семьи. Коренные кольчугинцы полтора года назад уехали в Москву. В семье была дочка, учившаяся в средних классах. Звёзд с неба не хватала, ходила в хорошистках. Когда переехали в столицу, пошла учиться в рядовую московскую школу,муниципальную. Не самую плохую, надо сказать. И там она сразу же стала отличницей. Причём, если раньше она постоянно жаловалась родителям на большие домашние задания и трудности учёбы, то теперь ей всё стало даваться чрезвычайно легко. Но в один прекрасный момент родители осознали, что несмотря приносимые домой «пятёрки», знаний у дочки практически не прибавляется. Ужаснулись, погоревали, поняли, что при такой учёбе перспектив в жизни не будет, и вернулись в Кольчугино.

За последний десяток лет я уже раз пять слышал подобные истории. Города в историях были разные, но всегда крупные, хотя чаще фигурировала Москва. И в конце обычно рассказывалось, как тяжело было «возвращенцам» привыкнуть вновь к кольчугинскому уровню требований.

Я далёк от мысли, что в кольчугинское образование лучшее в мире. Но истории, подобные той, что изложена выше, заставляют задуматься. Определённо уровень нашего образования повыше среднемосковского.

В нынешнем году отмечалось 25-летие ГКЧП и в связи с этим прессу и Интернет захлестнул девятый вал публикаций, в которых авторы с упоением вспоминали своё счастливое (без всяких кавычек и сомнений) пионерское детство. Мемуары были трогательные. Люди вспоминали, с каким удовольствием они ходили в кружки Дома пионеров и разные спортивные секции, как красиво отдыхали в загородном пионерском лагере. И при этом сожалели, что нынешнее поколение детишек лишено такого счастья. Я вполне мог понять их печаль по ушедшей молодости и тоску по солнечному детству. Каждый из нас может найти массу радостного в тех временах. Но вот их озабоченность современным состоянием я понять не мог.

Ну, вот, к примеру, наш город возьмём. Нет у нас Дома пионеров? Как это нет?! Ну, переименовали его в Центр внешкольной работы (ЦВР) и что? Огромный выбор кружков и клубов на любой вкус остался. И практически всё бесплатно! А ещё есть Станция юных туристов, уже в постперестроечное время получившая новые помещения. А еще Детско-юношеская спортивная школа (ДЮСШ), которая хоть и лишилась своего здания, но вполне прилично обустроилась на базе Дворца спорта. И секций спортивных  у нас немало, и соревнования постоянно какие-то проводятся. Спортивные площадки в каждом микрорайоне поставили, тренажёры поставили. Занимайся физкультурой и спортом в своё удовольствие. Было бы желание.

Хочешь петь-танцевать-рисовать? Пожалуйста. Вон Детская школа искусств (ДШИ) и количество своих учащихся вдвое увеличила,  и недавно новые помещения в дополнение к прежним получила. И ещё масса кружков и студий во Дворце культуры!

Вот из загородных лагерей остался только один, но ведь работает же каждое лето. Путёвки не дорогие. Особенно для тех, кого родные предприятия поддерживают. И путёвки в лагерь спросом пользуются. Хотя на второй лагерь желающих вряд ли найдётся.

Так чего поменялось-то? По многим направлениям всё даже лучше стало! Вот на одном федеральном форуме я и поделился своими сомнениями.

И оказалось, что так, как в нашем городе, дела обстоят далеко не везде.

Вот, например, мнение одного знакомого мне блогера о том, что происходит в его родном городе: «После Перестройки большая часть детских садов была заколочена, стадион и пруд заросли, пионерский лагерь передали каким-то зекам, дом пионеров заняла администрация, новый кинотеатр зачем-то снесли, а дворец культуры отдали под видеоигры, качалку и еще какую-то хрень. В музыкальной школе сейчас алкомаркет. Горячая вода дается только зимой вместе с отоплением. Завод нынче закрыт и на его территории сейчас какие-то мутные конторы. И это только то, что бросается в глаза».

Не был я лично в его городе, но вполне допускаю, что это правда. И если сравнить это состояние с нашими проблемами, то проблемы покажутся сущими пустяками. В общем, не ценим мы своего счастья…Но я не об этом.

Я о подрастающем поколении, которое во все эти кружки-секции ходит.

Смотрю на нынешних старшеклассников и понимаю, что большинство из них уедут в другие города. Скорее всего, в Москву. Получается, что Кольчугино регулярно поставляет в крупные города, в том числе в столичный мегаполис, качественную, хорошо образованную, неплохо воспитанную, культурно развитую молодёжь со сниженными по сравнению с московскими притязаниями. В сущности, мы выполняем роль некоего заповедника-заказника-питомника, где разводят людей. И это очень любопытный момент, о котором поговорим позднее. А пока уделим внимание демографическим процессам.

 

Демографический переход

Демографический переход — исторически быстрое снижение рождаемости и смертности, в результате чего воспроизводство населения сводится к простому замещению поколений. Этот процесс является частью перехода от традиционного общества к индустриальному.

 

 

 

Если кто-то полагает, что снижение рождаемости касается одной только России, он глубоко ошибается. Этот процесс касается всего мира. Даже в самой плодовитой Нигерии в середине 60-х годов рождалось по 7 детей на одну женщину, а на 2011 год этот коэффициент суммарной рождаемости там составлял уже 4,73. А, например, в Иране этот показатель за минувшие полвека упал с 7 до 2. В России, между прочим, в 1900 году коэффициент суммарной рождаемости составлял 7,5, в 1940 – 4,74, в 1960– 2,54, в 2015– 1,77

В 1970 году в мире было лишь 13 стран с уровнем рождаемости, недостаточным для полного замещения поколений. В 2002 году их стало 66, а проживало в них 46% населения планеты. К 2011 году число таких стран увеличилось до 76.

Демографический переход тесно связан с урбанизацией, то есть с ростом городов и увеличением городского населения. Почему? Да всё очень просто. Городам всегда свойственно суженное воспроизводство, и никакие дотации не смогут изменить это свойство. Ведь для стабильного воспроизводства в семьях должно быть по двое и более детей, что обычно встречается на селе, но реже в городе. И если с каждым годом города не пустеют, а становятся все многолюднее, то не столько за счёт родившихся в городе, сколько за счёт переселенцев из села. Демографическая картина проста: уровня рождаемости в городе недостаточно даже для поддержания его численности на постоянном уровне. И если малые города ещё имеют характеристики близкие к сельским, то крупные города и уж тем более мегаполисы представляют из себя настоящие чёрные дыры, активно высасывающие из округи людские ресурсы.

Причина падения рождаемости прежде всего экономическая. В традиционном аграрном обществе наличие детей было выгодным, в современном индустриальном и постиндустриальном — нет. Как видим на примере Ирана и Нигерии культурные особенности тут не играют особого значения. Они могут сдерживать развитие страны в целом. Но если уж города начали расти, а промышленность развиваться, то традиционный жизненный уклад будет разрушаться, а рождаемость - падать.  И даже государственная политика на стимулирование рождаемости тут не помогает. Пока ещё в мировой практике не было ни одного примера успешной государственной политики, которая привела бы к длительному увеличению рождаемости.

Во-первых, ребенок обходится дороже, чем предлагаемые социальные пособия. Никакого бюджета не хватит на то, чтобы обеспечивать всех мам пособием, которое позволит на уровне среднего достатка прокормитьсяим самим и рождённым ими детям. Здесь стоит отметить, что выход женщин на рынок трудовых ресурсов обернулся падением расценок на труд мужчин. Если в XIX веке наёмному рабочему-мужчине платили с расчётом на прокорм его семьи, то сейчас средняя семья не в состоянии поддерживать средний же уровень достатка без работы женщины.

А женщина-то как раз после родов сильнотеряет в своем собственном заработке (не говоря уже об ударе по её карьере). И это, во-вторых.

А в-третьих, надо признать, что уход за маленьким ребенком — это более тяжелый труд, чем работа «с 8.00 до 17.00».

И что получается?

Демографический переход – процесс закономерный и обжалованию не подлежит. Попытки властей поддержать рождаемость могут иметь лишь кратковременные успехи, но в долгосрочной перспективе обречены на провал.

Правительственные пособия – это пособия для малообеспеченных. Они хороши, как акт гуманитарной поддержки, но реально стимулируется рождаемость в основном у наиболее маргинальной части населения (например, алкоголиков), для которой деньги важнее будущего детей. Нормальные малообеспеченные семьи п=ради пособий повышать рождаемость не будут. А для нормальных семей среднего достатка пособия являются лишь поддержкой. Приятной, конечно, но очень часто исчезающе малой. Прежде всего, потому, что ориентированы на самых бедных. Но если стране нужны качественные трудовые ресурсы, то ставку нужно делать как раз на средние слои. Богатые-то как-нибудь сами о себе позаботятся.

 

Русский генофонд

Генофо́нд - понятие из популяционной генетики, описывающее совокупность всех генных вариаций (аллелей) определённой популяции, вида

 

 

 

В 2007 году вышла в свет книга Олега Павловича и Елены Владимировны Балановских «Русский генофонд на Русской равнине». В книге впервые проведен комплексный анализ данных разных наук о генофонде русского народа на основе геногеографической технологии. Сведена воедино вся имеющаяся на тот день информация о физическом облике, кожных узорах, группах крови, аутосомных ДНК маркерах, митохондриальной ДНК, Y-хромосоме и фамилиях сотен русских популяций. Авторы провели обширное экспедиционное изучение русского населения - от Белого моря до Черного. Для полноты картины подключили к разработкам на зарубежных территориях специалистов ряда иностранных университетов.

Результаты исследования были порою неожиданными.

Например, выяснилось, что фактически отсутствуют последствия монгольского нашествия в русском генофонде.Доля восточно-евразийских гаплогрупп (в русском населении составила лишь 2%. То есть очень малую величину.Средняя «фоновая» частота восточно-евразийских гаплогрупп в Европе равна 3.6%. То есть в русском генофонде (2.0%) она даже меньше, чем «средняя по Европе», поэтому монголоидный компонент у русских оказывается не просто нулевым, но даже с отрицательным знаком.

Также стало очевидным, что биологически (генетически) русский генофонд не является промежуточным между типичным европейским и типичным азиатским генофондом. Нет. Русский генофонд является типичным европейским генофондом.

Но для нас сейчас самое главное не это. В конце своей работы Балановские отметили, что исчезновение русскому генофонду сегодня, конечно же, не грозит. Хотя бы по причине многочисленности русского народа. Но, тем не менее, проведя несколько лет в экспедициях в российской глубинке, они считают правильным и нужным применить к историческому ареалу распространения русского генофонда некоторые меры поддержки, которые применяются в России по отношению к малым народам.

«Для целей сохранения русского генофонда желательно не допускать резкого сокращения той части населения, которая воспроизводит его структуру,- писали учёные. - Для этого достаточно повысить уровень рождаемости сельского населения в пределах «исконного» русского ареала (Центральная Россия и Русский Север)».

Балановские предложили список из 22-х областей от Архангельска на севере до Воронежа на юге, от Смоленска на западе до Нижнего Новгорода на востоке.  Из этого массива исключалась сильно урбанизированная Московская область. Идея заключалась в том, чтобы поддержать сельское население этих областей, найти такие стимулы, чтобы резко повысить рождаемость именно в этих регионах.

«Дело в том, что для цели сохранения генофонда - мы ведь говорим именно об этой цели - не важен уровень рождаемости среди русских Сибири (Сибирь находится за пределами «исконного» ареала), или русских Москвы (население Москвы - не сельское). Все эти популяции находятся как бы за пределами исторически сложившейся структуры русского генофонда на его «исконном» ареале, - говорилось в книге. - Генетическую информацию о русском генофонде хранят лишь коренные сельские популяции «исконного» ареала. Поэтому для сохранения русского генофонда критичен уровень рождаемости в населении именно провинциальной Центральной России - в её деревнях, сёлах и небольших городках».

По подсчётам авторов по данным 2002 года суммарная численность населения «исконных» областей составляла 30 253 864. Если исключить города, то общая численность русского генофонда на «исконном» ареале - 8 790 679 человек. Но к рождению детей имеет отношение ещё меньшая часть - среди сельского населения женщин в возрасте до 35 лет оказывается всего лишь 717 тысяч человек. Именно эта - столь малая - часть русского населения в основном и воспроизводит русский генофонд!

 

Возвращаемся в Кольчугино

 

 

 

 

К чему весь этот разговор? А к тому, что меры по увеличению рождаемости в России, принятые за годы правления нынешнего Президента, уже дали свой положительный эффект и в ближайшее время исчерпают свои возможности. А между тем государству по-прежнему нужны будут новые граждане, которые вырастут здоровыми, получат приличное образование (не обязательно высшее) и станут хорошими специалистами. И мы должны при этом чётко осознавать, что мегаполисы и большие города в состоянии лишь выдерживать нынешний уровень рождаемости. На большее они не способны. А кто способен? Сёла и малые города. Но я сомневаюсь, что сёла с разрушенной инфраструктурой и вымершим производством способны бурно расти по численности населения.

Но есть в областях «исконного» ареала русского генофонда районы и малые города, где инфраструктура сохранилась, где здравоохранение пока работает, где образование способно давать результаты не хуже среднемосковских. Например, тоже самое Кольчугино и Кольчугинский район. Возможно, во Владимирской области найдётся ещё 5-10 районов, удовлетворяющих этим условиям. Это база для возможного создания новой федеральной программы по сохранению русского генофонда. Остальные районы могут постепенно подтягивать уровень для вхождения в неё.

Но при этом нашему городу тоже надо бы кое-что доработать.

В первую очередь городу нужны новые предприятия, которые обеспечат занятость для тех, кто в городе живёт. Но для них необходимо нормальное обеспечение энергоресурсами.

Есть у нас в городе проблема с недостаточностью мощностей в электроэнергетике. Большие мощности сосредоточены в промышленной зоне обеих заводов. Используются они довольно слабо, но делиться ими с городом и новыми предприятиями владельцы не хотят. Вопросом этим власти наши озабочены. Уже есть проектное решение по строительству второго ввода ЛЭП 110 кВт и подстанции 8 МВт «Тонково». И во время предвыборной кампании 2016 года областное руководство вроде бы обещало помочь в строительстве. Дело-то не дешёвое. Не меньше 250 млн. рублей обойдётся.

С газом вроде бы проблем нет, но и тут не стоит забывать о необходимости второго ввода. С одним каналом газоснабжения жить, конечно, можно, но рискованно.

Ещё нам нужна новая школа. Надеюсь, в 2018 году мы её всё-таки получим. И, коли говорим о подрастающем поколении, надо бы и новый ФОК на стадионе «Кабельщик» построить. Последнее время народ стал тянуться к спорту, и тут же образовалась нехватка мест для спортивных занятий.

Но все эти проблемы известны властям. Местное руководство старается их решить, конечно же, в силу своих возможностей. Полагаю даже, сможет решить их во вполне обозримом будущем. Поэтому не буду долго на этом останавливаться, а скажу лучше о проблеме, которую, на мой взгляд, нынешняя районная администрация несколько недооценивает.

 

Техническое образование и техническое воспитание

Работодатели говорят, что им нужны квалифицированные рабочие. Врут, конечно. Если бы им действительно нужны были квалифицированные рабочие, то зарплаты этих самых рабочих были бы заметно выше. Если в Советском Союзе руководство считало, что ему нужны квалифицированные шахтёры или литейщики, то никого не удивляло, что шахтёр-проходчик вполне реально получал зарплату выше руководителя шахты, а литейщик – в пару раз больше директора завода. Можете сегодня представить такую ситуацию? Я вот не могу представить себе квалифицированного рабочего, получающего больше, чем его топ-менеджер. Значит, всё-таки топ-менеджеры нужнее. Или нам просто не договаривают. Им нужны не просто квалифицированные рабочие, а дешёвые квалифицированные рабочие.

Но оставим пока в стороне моё старческое брюзжание по поводу того, что раньше яблоки были слаще и девки моложе. С нынешним образованием Россия скоро вообще без «технарей» останется.

Вы помните, что уроки труда в школе были радикально сокращены? Вы знаете, что уроков черчения в школе  больше нет? Почудили на славу два прежних министра образования. Новый министр Ольга Юрьевна Васильева подаёт большие надежды на устранение прежних ошибок, но чтобы разобраться в сотворённом бардаке ей ещё немало времени понадобится.

У моей знакомой сын поступил в университет на техническую специальность. На первой же неделе им дали задание сделать чертежи каких-то деталей. Вручную. И что? Половина студентов не справилась с заданием. Сыну моей знакомой повезло. У него отец заканчивал на закате советской власти Кольчугинский техникум. Там преподавание этого предмета на высоте было, да и сам он чертил неплохо и сына чему-то учил. Но всё ближайшее воскресенье пришлось посвятить внушению молодому поколению азов черчения. Оказывается, в университете оно нужно!

А что же с рабочими специальностями? Вы представляете слесаря на заводе, который в жизни не видел напильника с тисками, не говоря уже о сложных станках? А инженера, который не умеет чертить и читать чертежи? Конечно, это бред. Думаете, что их научат в колледже или университете? Держите карман шире. Никто их там этому учить не будет. Хуже того. Никто в здравом уме без навыков работы с инструментом не пойдёт учиться на слесаря, а без умения чертить – на инженера. Школьники изначально не пойдут на эти профессии. Да уже не идут!

То есть помимо технического образования нужно ещё и техническое воспитание. С детства, с младых ногтей. При этом стоит учесть, что значительная часть родителей в этом процессе участвовать сможет лишь в качестве спонсоров увлечений своих любимых чад, ибо сами технические знания детям передавать не будут (либо негде, либо нет этих знаний).

И тут самое время напомнить о проекте создания в городе многофункционального спортивно-технического центра «Бриз». Ведь дельная же идея.

Правду скажу, когда первый раз её услышал, подумал: «Слишком уж фантастично выглядит. Не найдёт власть для этого денег. Да и зачем? Всё равно заводы умирают. Кому сейчас «технари» нужны?»

Но потом понял, если потеряем это огромное преимущество нашего города, умрёт сам город. А будем в Кольчугине растить детей, воспитывать из них качественных технарей, будет жить город. Может быть, это его главное назначение в будущем.

 

Фантазируем на тему

 

 

Немного пофантазируем на заданную тему: «Какой могла бы быть федеральная программа по поддержке русского генофонда?»

Почему федеральная? Во-первых, мечтать надо по максимуму. Во-вторых, дело это федерального масштаба. Область и уж тем более район что-то серьёзное не потянут. А в-третьих, нефть-то в начале октября за 50 долларов перебралась. Вдруг ещё дороже будет?

Теперь о цели. Чего хотим получить? Многочисленное, нормально воспитанное и хорошо образованное новое поколение в сёлах и малых городах коренных русских областей.

Кого для этого надо поддержать?

Во-первых, речь должна идти только о сельском населении и малых городах. Я бы предложил ограничиться городами до 75 тысяч человек. Таким образом, даже в нашей области в программу не войдут Владимир, Муром, Ковров. Напомню, что Москва и Московская область тоже не должны участвовать в ней.

Во-вторых, поддерживать надо не только малоимущих. Богатым помогать за государственный счёт смысла нет. Они со своими проблемами сами справятся. Значит, имущественный ценз сохранить стоит. Существует прожиточный минимум. Это такая сумма, на которую человек может прожить месяц. Во всяком случае, так считается, что может. И учтите, что если доход человека будет ниже минимума, то он (в смысле - человек) чисто статистически должен помереть с голоду. Во Владимирской области за II квартал 2016 года прожиточный минимум для трудоспособного населения составил 10183 рубля. Вот это критерий. Я бы ограничил участников программы суммой в два прожиточных минимума на человека, то есть чуть больше 20 тысяч рублей на душу. Для семьи из пяти человек это более 100 тысяч рублей. По-моему, семье с таким доходом помощь не очень-то нужна.

Во-третьих, речь должна идти о серьёзной поддержке семей, где рождается третий и четвёртый ребёнок. Одного ребёнка родители и без того заведут. Хотя бы для того, чтоб почувствовать себя нормальными людьми, без ущербности и комплексов неполноценности. Второй… Для поддержки семей со вторым ребёнком материнский капитал существует. А вот третий и четвёртый… Они нужны уже для поддержания генофонда, для того, чтобы не было депопуляции страны.

В-четвёртых, я бы предложил предоставлять помощь только полным семьям. Всё-таки для нормального воспитания у ребёнка должны быть и мать, и отец. Кроме того, серьёзная поддержка государства могла бы помочь сохранению семей.

В-пятых, семьи должны быть благополучными. По крайней мере, они не должны нигде числиться в разряде неблагополучных. Понятно почему? Увеличение числа маргинальных граждан не в интересах государства.

В-шестых, поддерживаем только местных. То есть тех, кто на момент начала действия программы уже жил в данном районе или регионе (это уже детали). Национальность значения не имеет. Речь и без того идёт о русских сёлах и малых городах.Сколько бы не говорили о «понаехавших тут», пришлое население в общем объёме имеет микроскопическую долю. Поэтому не стоит лишний раз национальную рознь сеять. А для приехавших после принятия программы стоит установить ценз проживания. Лет пять или десять. И на срок действия программы, если хочешь в ней участвовать, нельзя уезжать в другой район (или область, если законодатели так сочтут более правильным). А выход из программы будет равносилен потере дома.

В 2014 году в семьях Владимирской области родились 15804 человека, в том числе: первый ребенок — 7040, второй ребенок – 6512, третий ребенок — 1691, четвертый ребенок — 366, пятый и более — 195. То есть, третий, четвёртый, пятый и прочие в таком же духе дети составили 2252 человек или 14,25% от общего числа.

За январь-декабрь 2015 года в области родилось 16284 ребенка, что на 2,9% больше, чем за аналогичный период 2014 года. Из них 5076 во Владимире, 1645 в Коврове, 1382 в  Муроме. То есть во всей остальной области – 13257. К сожалению, данных по количеству детей в семьях новорождённых на 2015 год у меня нет, потому придётся воспользоваться процентом предыдущего года. 14,25% от 13257 составляет 1890. Какую-то часть из них составят семьи, не подходящие под описанные выше шесть критериев. Значит, число должно уменьшиться.

 

Какова «морковка»?

А что можно предложить по этой программе?

Во-первых, жильё. Участок земли со всеми коммуникациями бесплатно должен предоставляться не только малоимущим, стоящим в очереди на жильё. А чтобы он не стоял без толку, надо предоставить семье кредит. Например, в 3 млн. рублей, на который она будет строить дом. Для наших мест и нынешних цен сумма вполне приемлемая для постройки.

Опыт строительства жилья для многодетных уже есть даже в нашем городе. Но тогда суммы поддержки из областного бюджета на строительство, насколько мне известно, варьировались где-то в районе 600-800 тысяч. Учитывая то, что в том проекте участвовали лишь семьи, стоящие в очереди на жильё, найти средства для них было очень сложно. Да ещё и администрация сделала ошибку, не проследив хорошенько за отношениями заказчиков и подрядчиков. Да ещё каждая семья стала строить по своему собственному проекту, то есть лишились возможности сэкономить процентов 15-20 на массовой однотипной застройке.

Если семья получает 3 миллиона, все эти проблемы становятся несущественными. За что получит? За третьего ребёнка. Кредит ипотечный с отсрочкой оплаты процентов на семь лет.  Через два года, если с ребёнком всё хорошо, семья не распалась, а дом построен, половина кредита списывается. А вторая часть может быть списана за рождение следующего ребёнка.

Участие в программе, конечно же, добровольное, но оцените, насколько хороша морковка!  Хочешь совершенно бесплатно свой дом – рожай четверых детей.

Для области такая программа на первое время обошлась бы от 3 до 5 миллиардов рублей. Сумма огромная, но при бюджете в 45 миллиардов – не такая уж невозможная. После, как я надеюсь, сумма будет расти. Но и эффект от неё начнёт увеличиваться. Вы только представьте, как, например, отзовётся строительство в области ежегодно по 1,5-2 тысячи частных домов в год? Это порядка 200 тысяч квадратных метров. Почти треть от сданного в эксплуатацию в 2015 году по области!

И нужно, конечно, доводить пособие по уходу за ребёнком до 1,5 лет до двух прожиточных минимумов. На среднего папу с его средней зарплатой в 22 тысячи рублей при двух детях в семье уже рассчитывать безумие, а при трёх – полный маразм. Но если народ выкручивается как-то на нынешние пособия, то оставим эту проблему в стороне. А вернёмся к предлагаемой нами федеральной программе. Пособие можно увеличить до трёх минимумов лишь для участников этой программы. До трёх, потому что человек в семье пять, а папа по минимуму способен прокормить лишь двух.

Вот как-то так. Такая фантазия на социальную тему. Думаете бесплодная? А почитайте хорошенько. Вдруг некоторые идеи покажутся Вам достаточно умными, чтобы взять их на вооружение? А идея овладевшая массами, как утверждал Владимир Ильич, это страшная сила, порою становящаяся реальностью.

Альберт ГЕРАСИМОВ

Последнее изменениеЧетверг, 13 октября 2016 06:58

Оставить комментарий

Пишите

РСЯ1