Понедельник, September 16, 2019
Вторник, 20 August 2019 15:53

Кольчугино в контексте

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Надежда Ивановна Зайцева, руководитель музея четвертой школы, принесла нам в редакцию  уникальное фото.  Собрание народа на поселковой площади и подпись химическим карандашом: 1914 г. Июнь. Объявление войны. Кольчугино.

Попробуем по настоящему осознать: что именно изображено на старом снимке, поместив это местное событие в широкий контекст.

Время

Некая интрига присутствует сразу. Во всех справочниках сказано, что  19 июля (1 августа по новому стилю) Граф Пурталес вручил Сазонову ноту об объявлении Германией войны России.  Никак не июнь.  Ошибка позднейшей подписи? Подлог?

Однако убийство в Сараево членом организации "Молодая Босния" Гаврилой Принципом наследника австро-венгерского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда с супругой Софией Хотек, герцогиней Гогенберг произошло 15(28) июня. 

 10(23) июля. Австро-венгерский посланник в Белграде барон В. Гизль фон Гизлингер вручил сербскому правительству ультимативную ноту. А 15(28) июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Но для июня 1914-го года это события неопределенного будущего.

Значит, народу объявили о начале войны до ее официального объявления? Да, теракт тогда всколыхнул весь Старый и даже Новый Свет. Но так примерно, как и сейчас все ежедневные ужасы, что творятся в новостях. Войну в июне 1914 года вряд ли считали неизбежной даже в европейских столицах, не говоря уж о рабочем поселке товарищества Кольчугина.

Так что да, отбрасывая фантастику, получаем ошибку позднейшей подписи. И даже, скорее всего, весьма позднейшей - уже после Великой Отечественной, отсюда и путаница - "июль-июнь".

Место

Теперь место. Оно, понятно, очень изменилось за последние 105 лет. Однако дома такой архитектуры еще сохранились в городе. Например этот, по адресу ул. Зернова, д.19, весьма похож, и время  его постройки - то же подходящее - 1905 год. Мы попробовали сделать снимок с того же ракурса, но там сейчас много зелени, пришлось подойти поближе. Если наше предположение верно - снимали  от Комплексного центр социального обслуживания, что расположен в парке ДК. Логично, если учесть, что в то время это был особняк главного инженера завода, а фототехника считалась еще редким и дорогим имуществом. Труба на заднем плане никак не дошла до наших дней, тем более - ветхие уже тогда деревянные бараки. А большое здание может оказаться  не реконструированным пока заводоуправлением.

Событие

На снимке в центре - священник, алтарники и миряне с хоругвями.  Это молебен. О чем молились тогда? Да о том же Отечестве земном и Небесном, что и сегодня, и 1000 лет назад, при каждой военной напасти. "Преклоняю колени мои пред Отцем Господа нашего Иисуса Христа, от Которого именуется всякое отечество на небесах и на земле» (Еф. 3: 14–15).   Что ждало этих людей в ближайшем будущем и понимали ли они, что именно их ждет?

Не дурнее нас были, и от войны ничего хорошего трудовому человеку ждать нечего. Да, рабочие и специалисты завода получили бронь от призыва.  С началом Первой Мировой цеха Кольчугинского завода  были по завязку загружены оборонными заказами.  Прокат для гильз, мельхиор для  оболочек пуль, провод для гильзовых фланцев,  полевые провода и телефонные аппараты для связистов и саперов,  даже солдатские котелки. Старые позеленевшие гильзы от трехлинейки на территории завода россыпями попадались при строительных работах даже в 21 веке.

Но чем дальше, тем хуже становилось с продовольствием,  прокатилась волна забастовок, самые масштабные из которых собирали по 6 800 человек. Забастовки подавлялись, зачинщиков отправляли в штрафные части на фронт, несмотря на жесточайший патронный и снарядный голод  действующей армии. Последующие революционные события оставим за рамками повествования.

Контекст

Звучит необычно, но весьма вероятно, одни и те же события привели мир к Первой мировой, а нашу глубинку - к строительству завода и рабочего поселка, давшего начало городу.

Судите сами.

Противоречия между державами копились десятилетиями. Торгово-промышленная война (то, что сейчас называют санкциями и контрсанкциями) началась между Россией и Германией  еще в 1872 году, когда Александр Кольчугин  ставил первые корпуса цехов на берегах Шайки и Пекши. И быть бы этому производству  столь же неприметному, как текстильное предприятие в поселке Золотуха, кабы немецкий бизнес в результате войны не пошел бы на локализацию производства в России.

Торговый дом Вогау вложил сюда очень серьезные по тем временам деньги и технологии, потому как ввозить готовую продукцию  из Германии стало невозможно. Потом, как водится, всеми правдами и неправдами Вогау отжали завод у Александра Григорьевича, но ведь завод-то и поселок  на нашей земле уже были.  Ту торговую  войну, кстати, Бисмарк проиграл с треском, что, впрочем, не послужило уроком его наследникам. Но и для России она неожиданно и страшно аукнулась. Оставшись без немецких кредитов, Россия влезла в долговую кабалу к французским масонам (да, тем самым с которыми якшался дед нашего Александра Григорьевича). Был заключен Франко-русский союз, позднее с присоединением  к нему Британии ставший Антантой, военный блоком- антагонистом германского "Тройственного союза". России пришлось платить по старым счетам. Вскоре после момента, запечатленного на снимке, завод у Вогау отняли, передали французским ростовщикам (через их ставленников в России - Путиловых). Рабочим от этого ни сытнее, ни легче жить не стало. Сразу после революции завод был брошен владельцами, и кольчугинцы  остались вообще без заработков и просто без хлеба. Но это уже другая история.

На старой фотографии - не такое уж далекое от нас событие. Те из нас, кто постарше, еще застал людей, стоящих на площади. Это дедушки-прадедушки и бабушки-прабабушки, что помогали нам собирать портфель в советскую школу.

Если у наших читателей есть  снимки тех времен и истории к ним - приносите, опубликуем. Наше прошлое стоит того, чтоб о нём помнить.

 

Прочитано 295 раз Последнее изменение Вторник, 20 August 2019 16:06
Другие материалы в этой категории: « Пчеловод Федор Бухин