Суббота, July 04, 2020

Четверг, 25 June 2020 13:36

О романтике суровых будней

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

В первое воскресенье июля (в этом году - 5 июля) в России отмечается День работников морского и речного флота. И в другое время наш рассказ о буднях виновников этого торжества мы, скорее всего, отложили бы на следующую неделю. Однако в преддверии выпускных экзаменов, когда некоторые молодые люди всё ещё не определились с выбором будущей морской специальности (то есть решили, что будут ходить в море, но кем – штурманом, судомехаником, электромехаником или поваром – так и не решили), мы даём теме зелёный свет. Наш рассказ – о династии Корниловых, в которой глава семьи Вадим Александрович обошёл все океаны Земли (за исключением Северного Ледовитого), будучи судовым механиком, а его сын Александр Вадимович, ныне курсант Государственного университета речного и морского флота им. адмирала Макарова, готовится стать штурманом.

Вадим Корнилов родом из села Осановец Гаврилово-Посадского района Ивановской области. Его супруга Анна – из этого же села. С 2000-го года Корниловы – кольчугинцы. Сюда приехали в гости к двоюродной сестре Вадима, город понравился, приняли решение переехать сюда на ПМЖ. Однако это всё лишь детали к нашему рассказу.

В 1993 году Вадим окончил среднюю школу, и вопроса о выборе профессии перед ним не стояло: с ранних лет мечтал стать милиционером. Успешно сдал вступительные экзамены в Санкт-Петербургский университет МВД (сейчас академия) и был зачислен на 1-ый курс. Однако почти одновременно с зачислением понял: ошибся с выбором профессии. Документы забрал ещё до начала учёбы и вернулся домой в Осановец. Где в то время как раз гостил дядя, родной брат отца, который приехал из Астрахани навестить родственников.

- Дядя работал на флоте старшим механиком, - рассказывает Вадим Александрович, - и, кстати, его профессиональную судьбу решил жребий. В семье отца 6 братьев и 2 сестры. Трое из братьев погодки. Как-то, уже отслужив в армии, они говорили о выборе профессии, и на глаза попалась газета, в которой были размещены объявления о наборе студентов в вузы и техникумы страны. Бросили жребий – дяде досталась Астраханская мореходка. Поступил, окончил, завёл семью, в общем, обосновался в Астрахани. Мне он предложил передать ему мои документы: аттестат о среднем образовании, результаты вступительных экзаменов, мол, вдруг повезёт и меня зачислят в астраханское морское училище. Повезло! Когда стоял перед приёмной комиссией, спросили, какую морскую специальность хочу получить – судоводителя или механика, вперёд меня ответил дядя: «Я судомеханик, и он пусть судомехаником будет».

Мореходку  Вадим окончил с красным дипломом, в котором значилась профессия техника-механика, и без вступительных экзаменов был зачислен в Новороссийскую государственную морскую академию (сейчас университет им. Ушакова). Из академии Вадим вышел уже дипломированным инженером-механиком, имеющим звание лейтенанта. В академии была военная кафедра, где курсантов готовили к военной службе в звании лейтенантов и должности командиров БЧ-5 малых противолодочных кораблей (боевая часть корабля, цифра 5 означает электромеханический функционал боевого корабля). Присягу курсанты принимали в Новороссийске, где в течение трёх месяцев стажировались на малых противолодочных кораблях проекта 11 24  «Альбатрос».

В ноябре 1999 года выпускники НГМА пошли по фирмам в поисках работы.

- Время трудное было, - вспоминает Вадим Александрович, - корабли стояли у причалов, солярки не было, с работой плохо. Разруха, одним словом. Но мы оставляли свои данные и в отечественных, и в зарубежных компаниях. Там смотрели на наши оценки: желательно, чтобы средний балл был не ниже «четвёрки», проверяли знание английского языка, для механиков – технического. В мореходстве английский язык – это основа. Я в основном работал на корейских и китайских судах, там каждая инструкция, каждый указатель на английском.

В первый рейс, не смотря на высшее образование, все мы пошли простыми мотористами. Меня пригласила отечественная компания «Юником», где я успешно прошёл собеседование и ждал, когда и на каком судне освободится вакансия моториста. Тогда в «Юникоме» было порядка 150 судов. Труд моториста тяжёлый и грязный:  моешь, убираешь, красишь, подаёшь. 8 часов в сутки проводишь в машинном отделении при температуре 45-50 градусов под звуки судовых механизмов. За первый фрахт похудел килограммов на 15-20. Для меня он начался в порту Ротердам. Судно, хоть и отечественное, имело название СКФ «Еndurance», что ещё раз указывает на то, что любое общение и вся работа в мореходстве происходит при  посредстве английского языка. Первый рейс продлился пять с половиной месяцев. Это было судно-балкер, которое разгрузили в Ротердаме, там была нефть, и пошли на Балтимор, чтобы загрузить уголь, затем с углём – в Англию.

Со слов моего собеседника, основная задача моториста – заработать так называемый «промоушн», то есть рекомендацию старших по команде на повышение до четвёртого механика. Вадим Корнилов такую рекомендацию заработал менее чем за полгода и в следующий фрахт вышел в море уже в должности четвёртого механика.  На суше провёл чуть более 4 месяцев.

Оказывается, на море, как и на суше, большую роль играет система рекомендаций, отзывов о сотруднике. И если ты когда-то «прокололся», то есть позволял себе филонить, употреблять спиртное на судне, спать больше положенного, это обязательно узнают те, от кого будет зависеть твоя дальнейшая занятость и судьба в профессии. Говоря словами известной песни, «таких не берут в космонавты», то есть в море.

А вот что рассказал Вадим о «романтике» его морской профессии. Пребывание на судне означает, что твой рабочий день ненормирован: в любое время может сработать сигнализация и механик обязан спуститься в машинное отделение и в минимально короткий срок восстановить работу механизмов. В среднем сутки простоя судна обходятся в 50 тыс. долларов. Поэтому механик не поднимется на палубу до полного устранения неисправности. В крайнем случае, компания готова выслать вертолёт с необходимым набором комплектующих деталей. В морской биографии Вадима Корнилова есть случай, когда ему приходилось заниматься ремонтом узла в течение трёх суток – и это бессонные ночи тяжёлого физического труда под шум и грохот механизмов.  Плюс запах топлива и масел, дефицит солнечного света. «Вот она – романтика!» - с улыбкой подытожил Вадим.

Но конечно, это лишь одна сторона профессии. Есть другая. За почти 20 лет работы мой собеседник побывал на всех континентах Земли, посетил все страны, имеющие морские порты, пересёк все океаны, в память о чём дома десятки сувениров из разных стран. Вадим работал на разных судах, включая огромные афрамаксы, длина которых по палубе достигала 300 метров. Любой шторм такому гиганту,  да ещё гружёному под завязку, нипочём. «Вот если балластом идёшь, то швыряет как щепку», - добавил морских красок в свой рассказ мой собеседник.

20 лет – для развития судоходства огромный период. На глазах судового механика Корнилова  тенденция к снижению численности команды стала правилом: и вот уже на судне не найти ни радиста, ни бортового врача, а средний состав команды сократился с 45 человек до 20-25. Однако автоматизация не так сильно сократила объём работы. Правда при этом заметно повысились комфорт и условия проживания команды: практически на каждом судне есть тренажёрный зал, бассейн и даже сауна.

- Два года назад решил, что хватит. Иногда семью по 8 месяцев не видел. Жизнь проходила от отпуска до отпуска. Пришёл – ребёнок родился, в следующий раз – в садик пошёл и т.д. Мы все устали от такой жизни. У меня до сих пор слово море ассоциируется не с отдыхом,  а с работой!

И всё же очевидно, что хороших впечатлений море оставило тоже немало. Иначе как объяснить решение сына Александра связать свою жизнь с морем? Правда, Александр решил, что будет штурманом. На этот счёт его отец рассказал несколько забавных морских баек, шуточный вывод из которых таков: штурман сам, может быть, и не семи пядей во лбу, а умными людьми командует. На самом деле, у штурмана своя зона ответственности, признаёт Вадим.  Штурман всегда на передовой встречает шеренги инспекторов,  аудиторов и прочих проверяющих, готовых из шкуры вылезти, лишь бы найти к чему придраться.  Штурман ещё и главный делопроизводитель на судне: чеки, отчёты, доклады, разъяснения – всё в его ответственности. В общем, понятно, что труд этот – тоже не сахар. Но, по крайней мере, не в подвале, а на свежем воздухе.
Говорить о сыне в превосходных степенях Вадим Александрович не привык, что, в общем-то, характерно для любого родителя: каждому из нас хочется большего от детей – большего успеха, большего трудолюбия, большей самоотдачи и собранности. Однако бывшие одноклассники Александра убеждённо говорят:  он несомненный лидер. Постоянно был капитаном команды класса на соревнованиях и смотрах. Уверенный, честный, прямолинейный,  успешен в учёбе и спорте. В позапрошлом году, когда готовился к поступлению в вуз, сдал нормативы на золотой знак ГТО, кстати, и у его отца такой же значок. Будучи курсантом, возобновил занятия плаванием, чтобы добиться более высокой спортивной квалификации. Даже сейчас, в период карантина, не тратит времени даром, а устроился на подработку. При этом Александр Корнилов хорошо сдал экзамены и перевёлся на второй курс. Надеемся, что через несколько лет сможем опубликовать в нашей газете рассказ о морских буднях капитана Александра Корнилова.

В завершение беседы, я всё-таки задала несколько вопросов, ответы на которые, думается, интересны многим.

- Вадим Александрович, а где самая красивая природа?

- Для меня – в России. Люблю берёзы. В Норвегии природа необыкновенная: горы, фьорды, вода чистая.

- А где бы хотели жить?

- Где живу – в России.

- Как к русским в разных странах относятся?

- В странах третьего мира уважают: в Бразилии, Чили, Аргентине. А в Штатах и Европе смотрят свысока. Там почему-то считают, что русского легко обмануть. Например, когда на судно приходят  с проверками инспектора, чтобы дать заключение – рекомендовать или не рекомендовать судно к сотрудничеству своей компании – представители компаний «Shell», «ВР», «Mobil» всегда придираются к мелочам.

В том числе поэтому нам во флоте и нужны такие сильные и принципиальные парни, как Александр Корнилов, глядя на которых иностранцы будут формировать своё представление о нашей стране. Сильной и умной – такой, которую не обмануть.

Записала М. Осенева

 

 

 

 

Прочитано 181 раз Последнее изменение Четверг, 25 June 2020 13:38
Другие материалы в этой категории: « Не претендуя на сервиз