Суббота, July 04, 2020

Суббота, 09 June 2012 08:45

Варево по рецепту Александра III?

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

«Последние происшествия […]обнаружили много печальных истин. Недостаток просвещения и нравственности вовлек многих молодых людей в преступные заблуждения. Политические изменения, вынужденные у других народов силою обстоятельств и

долговременным приготовлением, вдруг сделались у нас предметом замыслов и злонамеренных усилий».

А.С. Пушкин, «Записка об образовании и народном воспитании», 15 ноября 1826 г.

 

Министры за сокращение

«Дмитрий Ливанов: Пусть Москва готовит техническую, творческую элиту, но это по определению небольшое количество людей. Сегодня, к примеру, инженеров нам надо не так уж и много. При этом мест в вузах у нас в три раза больше, чем было тогда. Очевидно, что мест должно быть меньше, но стоимость одного студента при этом должна быть значительно выше. Не 60 тысяч, как сейчас, а 200-250 тысяч рублей. Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его».

«Российская газета» от 22.05.2012

Д.В. Ливанов – это нынешний министр образования и науки РФ. А за месяц до этого 28 апреля прежний министр образования и науки А.А. Фурсенко, который теперь курирует эту же сферу из администрации Президента, предложил сократить количество бюджетных мест в вузах более чем в два раза.

С точки зрения нормального человека звучит это крайне странно. Почему министры образования (бывший и нынешний) ратуют за сокращение этого самого образования?

 

Объяснение очевидное

Есть доводы в пользу того, что это чисто рациональное, вынужденное решение.

В ближайшие 3-4 года школы закончит поколение, на численности которого сказались третья волна демографического спада, вызванного Великой Отечественной войной, и сокращение рождаемости, связанное с экономическими кризисами начала 90-х годов ХХ века. По мнению Фурсенко, если не произвести сокращение бюджетных мест в вузах, то придётся брать туда 50 процентов выпускников школ.

Очевидно также, что значительно увеличивать ассигнования на образование Правительство России не намерено. В условиях экономической нестабильности Европы нам в любой момент грозит экономический кризис, а цены на нефть, обеспечивающие слишком значительную часть российского бюджета того и гляди нырнут ниже 100 долларов за баррель, что грозит дефицитом бюджета. А дефицит бюджета означает, что денег не хватит даже на то, что уже запланировано, какое уж тут увеличение.

Можно, конечно посетовать на рост расходов на чиновничий аппарат и армию при сокращении доли расходов на образование и здравоохранение. Но чиновники, как известно, неистребимы, а сокращение расходов на военные нужды сейчас может оказаться самоубийственным. Нестабильность в мире растёт, напряжённость в отношениях России с США – тоже. По загадочному стечению обстоятельств основные программы перевооружения стран НАТО и Китая заканчиваются в 2020 году. Что они ждут после этой даты – пока неизвестно, но всегда стоит помнить: война – самый лёгкий для правительства выход из экономической депрессии. Именно поэтому к указанной дате нам нужно, по крайней мере, выглядеть сильными и страшными, дабы кому-нибудь не пришла в голову мысль проверить наши силы на практике.

Итак, значительного увеличения финансирования образования ждать не приходится. Но даже нашему Правительству понятно, что с образованием нужно что-то делать. Проблема вузов заключается не только в том, что через 3-4 года там некому будет учиться, но и в том, что некому будет учить. Тот же Фурсенко признавал, что преподавательский состав практически поголовно работает на 1,5-2 ставки. Если же присмотреться к самому этому составу, то станет видно, что преподают в вузах (как и в школах) в основном пенсионеры и люди предпенсионного возраста. Есть ещё немного молодёжи 25-30 лет. А вот поколение 30-50 лет в подавляющем большинстве ушло из образования в поисках более доходной работы. То есть через те же 3-4 года, когда пенсионеры всё-таки начнут оставлять свою работу, ситуация с кадрами в образовании в целом может стать совсем катастрофической. И вот вам замечательное решение – сократить количество студенческих мест. А заодно и зарплату повысить преподавателям, чтобы оставшиеся не разбежались. Сократить студенческие места в два раза, в два раза повысить зарплату преподавателям. Правда, сами преподаватели сегодня на две ставки работают. Стало быть, уровень их доходов не изменится. Но зато работать меньше будут.

А чтобы не заскучали - им отчётность увеличат. Надо же качество образования повышать!

Повышение качества методами счетовода

Почему наше Правительство искренне полагает, что качество чьей-то работы определяется количеством и качеством отчётов об этой работе?

На самом деле такой подход для сегодняшней России страшнее любой коррупции. Чудовищная страсть наших властей к отчётам начинает превосходить бюрократизм Советской власти.

Посмотрите, что сделали с врачами! Они по уши загружены отчётами, от которых зависят их зарплаты и продвижение по службе. Им сегодня больные мешают работать – отчёты заполнять. На тот же манер отреформировали милицию. Те же самые идеи положены в основу образовательной системы. Несчастные школьные учителя! Какие только отчёты им не приходится сдавать! Каких только аттестаций не приходится проходить! А ещё (если хочешь приличную зарплату) – веди научную деятельность, публикуй статьи. А ещё есть ГИА (государственная итоговая аттестация) для 9-х классов и ЕГЭ (единый государственный экзамен) для 11-х. И по их результатам будет оцениваться работа учителя и работа всей школы. Худшей идеи и придумать  невозможно. Как вообще можно сравнивать работу учителей по оценкам учащихся? Как можно сравнивать классы и школы? Дети-то все разные. Одному достаточно пяти минут, чтобы усвоить материал на всю оставшуюся жизнь, а другому нужно объяснять тоже самое полчаса и потом периодически повторять, чтобы не забыл. В элитном классе можно провести блестящий урок, отработав не только информацию учебника, но и привлекая дополнительный материал. Попробуйте тоже самое сделать в коррекционном классе! Но от учителей ждут оценок и отчётов, а не реальной работы с учениками.

В результате те, кто не в состоянии перенести этот напор бюрократии, просто уходят из сферы образования. Другие пытаются, выбиваясь из сил, честно выполнить свой долг и перед детьми, и перед начальством. Не многие из них добьются успеха. В чести будет третья категория. В принципе неплохие учителя, добившиеся определённых успехов и завоевавшие определённый авторитет, они полностью перестраиваются на отчётную волну. Тактика проста. Ещё за год-два до экзаменов надо выделить группу риска – детей, которые могут «завалить» ГИА или ЕГЭ. После этого нужно начать систематически давить на них, занижать оценки и доказывать всей школе, что они некудышные ученики – просто дебилы. Работать с ними индивидуально? Упаси Господь! Достаточно сделать вид, что работаешь. Нужно назначать дополнительные задания, но на такое время, чтобы дети почти гарантированно не пришли. Не придут – сами виноваты. Главное всё зафиксировать и отчитаться, что работа проведена. А если придут, то можно усадить всех за парты и провести дополнительный урок. Плевать, что каждый не усвоил что-то своё и при общем объяснении не усвоит, хоть сотню раз повтори. Это уже его проблема. В отчёте-то будет указано, что работа проведена. Ну, что же ещё учитель с тупицами сделать может? А сохранившуюся душевную энергию и время можно потратить на реализацию различных проектов, которые так ценит начальство.

И чем дальше, тем больше в школе таких вот учителей, которым ученики по большому счёту мешают работать – оформлять отчёты.

В середине мая появилась статья известнейшего российского педагога Е.А. Ямбурга «Близорукий бухгалтер пришел на смену учителю». В ней Евгений Александрович говорит, что министерство рассчитывало поставить во главе школ качественных менеджеров, но, к сожалению, на практике в образовании торжествует подход серого заскорузлого бухгалтера: «Серьезный топ-менеджер, не упуская из поля зрения насущных проблем, работает на перспективу. Для чего, анализируя угрозы и вызовы времени, стремится минимизировать риски, концентрируя силы и средства на решающих направлениях деятельности. Бухгалтер же отвечает лишь за сведение баланса доходов и расходов, оценка рисков и выработка стратегии вне его компетенции».

Похоже, теперь Правительство решило всерьёз взяться за насаждение этого подхода и в высшем образовании.

 

Образование и деградация культуры

Три года назад ВЦИОМ провёл опрос и выяснил, что 35 процентов россиян вообще не читает никаких книг (для сравнения, в 1996 году таких было 20 процентов). Тогда же появилась статья Сергея Петровича Капицы под характерным заголовком «Россию превращают в страну дураков».

«Данные ВЦИОМ говорят о том, что мы, наконец, пришли к тому, к чему стремились все эти 15 лет, - воспитали страну идиотов. Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет!» - так начиналась эта статья.

Далее шёл серьёзный разговор о состоянии нашей культуры с призывом к властям давить на все «тревожные кнопки». Среди причин столь неутешительных данных называлось и состояние нашей системы образования. Главный упор делался на безумие ЕГЭ. Сколько бы ни критиковали это «чудо» американских технологий, пересаженное на российские суглинки, оно остаётся непотопляемым. Кажется, в пылу споров уже забыта причина введения ЕГЭ. А Министерство образования сконцентрировалось исключительно на чистоте эксперимента. С потрясающим энтузиазмом ловят нарушителей, будто это не 16-17-летние дети, а закоренелые маньяки-рецидивисты. О том, как в такой репрессивной атмосфере чувствуют себя те учащиеся, которые списывать не собираются, никому дела нет.

А иначе, по-моему, и быть не может. На самом деле, если бы не было ГИА и ЕГЭ, их вскоре изобрели бы.

Думаете дедовщина в армии существует только потому, что там одни живодёры и садисты служат? Как бы не так! Первое, что делает во всём мире практически любая армейская структура – ломает волю новобранца. Её задача – подавить любое проявление своего «я», любое, самое малейшее сопротивление приказам начальства. Солдат не должен думать, исполняя приказ. И вовсе это не потому, что командиры такие плохие. Просто армию держат на случай войны. А на войне в любой момент может сложиться ситуация, когда командир должен будет отдать солдату приказ пожертвовать жизнью. И если солдат будет в это время размышлять о том, стоит ли такое делать, могут погибнуть сотни других людей. И в данном случае покалеченные новобранцы с изуродованной психикой – издержки производства. Лес рубят - щепки летят.

Точно также ГИА и ЕГЭ в школе. Это сегодня гвоздь, на котором держится вся школа. Это тот крючок, на котором висят и дети, и родители. Это почти единственный реальный рычаг воздействия учителя на ученика. Кто же от такого откажется? А то, что 9-й и 11-й класс – это, по сути, не учёба, а натаскивание, и то, что происходит с более или менее послушными детьми в результате такого прессинга – издержки производства. Лес рубят – щепки летят. Тут уж не до знаний и культуры. Остаётся только молиться на тех учителей, которые пока ещё вопреки системе умудряются дать и то и другое, хоть кому-то из детей.

И ещё. Падение интереса к чтению – это мировая тенденция. К примеру, от 13 до 20 процентов взрослого населения США являются функционально неграмотными, то есть, закончив школу, не могут нормально читать и считать. У нового поколения вырабатывается так называемое «клиповое мышление». В статье «Контент для дебилов» Артём Ивановский приводит утверждение социолога и главного редактора журнала «Искусство кино» Даниила Дондурей: молодежь не хочет читать, потому что вообще разучилась думать! По его мнению, корень зла заключается в следующем: «Для тех, кто предпочитает смотреть телевизор, «прыгая» с канала на канал, на Западе даже придумали специальный термин - «заппинг». Их около 47 процентов от смотрящих телевизор. При постоянном переключении с канала на канал картинка, воспринимаемая зрителем, оказывается составленной из отрывков программ.  В результате за последние пару лет в России наметилась тенденция: школьники теряют способность следить за сюжетом и поступками героев. Они практически потеряли навыки пересказа прочитанного текста - элементарного, не говоря уже о более сложных вещах.

Там же опубликовано мнение Татьяны Филипповой, ведущего научного сотрудника Института возрастной физиологии РАО: «К нам в Центр диагностики развития детей и подростков порой приходят ученики 3-4-х классов, которые читают по слогам. Наивно ожидать, что эти дети своё свободное время будут проводить за книгой».

Это прямой упрёк системе образования. При переходе с десятилетнего обучения на одиннадцатилетнее под предлогом разгрузки программы фактически три прежних класса растянули на четыре. Но при этом на обучение нынешних первоклассников чтению, письму и таблице умножения тратят гораздо меньше времени. Какие же стены будут возведены на этом скороспелом фундаменте? Какие книги будет читать тот, кто плохо складывает буквы в слоги? Или министерское начальство решило, что дети должны приходить в школу уже читающими и считающими? Это наш ответ «клиповому сознанию»?

Есть и ещё одна причина падения уровня знаний среди учеников и распространения «клипового сознания» - резкий рост количества детей с синдромом дефицита внимания. Ямбург связывает это с генетической усталостью популяции. Медицина вытаскивает с порога смерти тех детей, которые умирали раньше. Но это не проходит бесследно. С каждым поколением в школах появляется всё больше ребятишек с ослабленным произвольным вниманием. Говорить им «будь внимательнее» - бесполезно. Чтобы они усвоили материал в нужной мере, к ним нужен специальный подход. А такое слабо вписывается в представления министерства об образовании. Тяжело отразить в отчётах.

А чем же отвечает нынешняя школа на вызов «клипового сознания»? Минимум повторения, фрагментарностью и бессистемностью программ большинства школьных курсов. И бесконечной реформой.

 

Заговор элиты?

«Послушайте! Ведь, если звёзды зажигают – значит это кому-нибудь нужно?» - говаривал прежде В.В. Маяковский. И глядя на то болото, в котором всё глубже тонет наше образование, поневоле задумаешься на манер Владимира Владимировича. Впрочем, нет. Глядя на болото думаешь о финансах. А вот, слушая наших министров, начинаешь спрашивать себя: а не заговор ли это со стороны нашей дорогой элиты.

Ещё раз напомню слова нашего нового министра образования: «Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его».

Спрашивается, человек такое сказавший, с какой планеты прилетел? Нет, я, конечно, понимаю, за высококачественного молодого специалиста-металлурга может заплатить «Норильский Никель» или Череповецкий металлургический, за химика, может быть, заплатит «Газпром» или «Роснефть». А кто заплатит за учителя? За археолога? За орнитолога? Да и сколько у нас этих самых «Газпромов» и «Норильских Никелей»? Будем откровенны. Средние предприятия лучше переманят у конкурентов опытного специалиста, чем будут тратить деньги на покупку выпускника вуза.

И ещё хуже. Согласно результатам исследования Министерства труда и социальной политики РФ, «только 5 процентов экономически активного населения в России относятся к категории специалистов высшей квалификации».

А остальные 95 процентов? Никому не нужный шлак, который не достоин обучения?

Посмотрите, что говорит несостоявшийся Президент Михаил Прохоров: «Мы имеем сейчас, к сожалению, неконкурентную экономику, мы имеем жуткий рынок труда, когда 70% людей повышают среднее образование, 30% среднеспециальное. Рынок труда обратный: 20% необходимо высшее образование, а 80% - среднеспециальное. Поэтому заранее хочу вас поздравить: более половины выпускников всех вузов России никогда не будут работать по профессии».

Что настораживает? Взятые с потолка цифры 20 и 80. У нашей элиты последнее время стал популярным принцип Парето или «Принцип 20/80». В соответствии с ним считается, что «20 % людей обладают 80 % капитала», «20 % усилий дают 80 % результата, а остальные 80 % усилий — лишь 20 % результата» и т.д. А по Прохорову выходит, что и высшее образование имеет смысл получать лишь 20% населения. И министр Ливанов (так уж получается!) нам популярно разъясняет, что это будут как раз те 20%, которые обладают 80% капитала. Остальные стройными рядами переходят в разряд быдла. И выходит, что наша элита, захватив собственность и сконцентрировав финансы не хочет делиться властью и деньгами с посторонними. Она пытается оградить своих детей от конкуренции. Мало того, что их дети получат хорошее образование, надо ещё, чтобы хорошее образование не смогли получить дети из бедных семей!

Браво! Когда крестьянка М.А. Ананьина давала показания по делу 1 марта 1887 года, она отметила, что наняла репетитора потому что её сын хочет учиться в гимназии. На эти слова император Александр III произнёс знаменитейшие слова: «Это-то и ужасно, мужик, а тоже лезет в гимназию!» Вскоре тогдашний министр народного просвещения И.Д. Делянов подготовил доклад «О сокращении гимназического образования», более известный в народе, как «Циркуляр о кухаркиных детях». «Таким образом, - говорилось в докладе, - при неуклонном соблюдении этого правила гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

Ох, напрасно  так крут был Александр III. Мог бы поинтересоваться биографиями народовольцев, убивших его отца. Те за редкими исключениями были людьми, которые не смогли получить нормальное высшее образование и достойное место в жизни. И пути к этому были перекрыты системой в связи с их социальным положением. А дело 1 марта 1887 года было делом о подготовке покушения на самого Александра III. Среди казнённых по этому делу террористов был Александр Ульянов.

Тогдашняя элита целенаправленно создавала из народа тупое быдло. Необразованным быдлом управлять легче. Но только пока у тебя есть хороший кнут и немного хлеба. Когда ломается кнут или заканчивается хлеб, необразованная толпа с радостью разрывает на части своих правителей. Александру III повезло. Он умер в своей постели. Толпа расстреляла его сына со всей императорской семьёй.

И остаётся один вопрос: зачем нынешней элите варево по рецепту Александра III? Им ведь можно подавиться.

Рецепт от Пушкина

Закончим с чего начали. В своей записке императору А.С. Пушкин писал: «В других землях молодой человек кончает круг учения около 25 лет; у нас он торопится вступить как можно ранее в службу, ибо ему необходимо 30-ти лет быть полковником или коллежским советником. Он входит в свет безо всяких основательных познаний, без всяких положительных правил: всякая мысль для него нова, всякая новость имеет на него влияние. Он не в состоянии ни поверять, ни возражать; он становится слепым приверженцем или жалким повторителем первого товарища, который захочет оказать над ним свое превосходство или сделать из него свое орудие».

На самом деле для государства будет гораздо лучше записать в студенты почти всех выпускников школы, чем пополнить ничего не умеющими бывшими школярами толпы безработных и ряды криминальных элементов. Бисмарк недаром утверждал, что тот, кто экономит на школах, будет строить тюрьмы. А сегодня содержание одного заключённого обходится почти в 20 раз дороже содержания школьника и в 6 раз дороже студента.

Можно говорить о том, что экономике не нужны специалисты в том или ином количестве. Можно говорить о том, что вузы выпускают недостаточно качественных специалистов. Можно долго рассуждать о том, что выпускники некоторых специальностей в основном работают не по профилю. Рассуждать-то можно, да только подумайте над тем, что человек, получивший высшее образование, где бы он ни работал, при любом раскладе будет лучше и грамотнее, чем тот же самый человек без образования. А с образованием или без, подавляющее большинство россиян из России никуда не денется. Вам лично какой сосед/коллега/собеседник больше по душе – с образованием или без?

Альберт Герасимов

Автор благодарит участников форума http://p-w-w.ru «Глобальный хуторок» (персонально - NetGeo, Alfredius, Tortilla, Кочевник)

за мысли, подсказанные обсуждением данной темы.

Прочитано 9421 раз Последнее изменение Суббота, 09 June 2012 08:57