Версия для печати
Понедельник, 01 апреля 2019 12:57

60 процентов пенсионеров

Автор
Оцените материал
(2 голосов)

 (Начало цикла см. в 11 "КН" от 20 марта, материал "Пациент скорее жив?")

Как и обещали, начнём с кадров. Кадровая катастрофа, о которой последние годы несчётное количество раз предупреждали сами медики, общественные деятели, СМИ и все кому не лень, совершилась. Мы сейчас живём внутри катастрофы, и потому нам сложно оценить, каковы будут последствия этих разрушительных процессов. Очевидно лишь, что при существующих тенденциях ничего хорошего ждать не приходится. Подчеркнем - при существующих тенденциях. А они ведь могут и поменяться. Это и есть единственная слабенькая надежда.

А пока судите сами.
Количество врачей пенсионного возраста в Кольчугинском здравоохранении составляет приблизительно 60 процентов. И мы недаром вынесли эту цифру в заголовок, потому что осмысление её имеет эффект разорвавшейся бомбы. Если же учесть идущую сейчас пенсионную реформу, то становится ясно, что этот процент без неё был бы ещё больше.
Что это означает?

Очень скоро процесс ухода пенсионеров, который наблюдается уже сейчас, примет массовый характер, а так как замены уходящим врачам практически нет, оставшиеся будут вынуждены работать уже не за двоих коллег, как сейчас, а за троих, а, может быть, и больше. Так как долго выдержать такую нагрузку нереально, процесс оттока кадров будет носить всё более нарастающий характер. А чем всё это кончится, каждый может представить сам.
На начало 2019 года картина выглядела так: при общем штате чуть больше 170 ставок работали 84 врача. То есть каждый работает, как и было сказано выше, как раз за двоих. Среднего медперсонала – 217 человек на 482,5 ставки. Медсестрам приходится работать даже больше чем на две ставки в среднем. При таких запредельных нагрузках никаких мер для привлечения специалистов не будет достаточно. Тяжёлый труд да ещё в атмосфере неблагодарности, а порой и просто травли, нередкой в последние годы, подходит только для подвижников. А их по самому определению не может быть много.

Посмотрим, например, какой была нагрузка врачей детской поликлиники в феврале (за 20 рабочих дней) во время сезонной вспышки заболеваемости. А чтобы было ясно, каким составом приходилось справляться, напомним. В детской поликлинике сейчас на 11 ставках работают 6 участковых педиатров. При этом один из них на инвалидности, по вызовам ходить вообще не может, два пенсионера, тоже могут обслужить вызовы ограниченно. Получается полноценных специалиста только три. Итак, врач Никалева за февраль приняла 1146 человек, в день это 57 человек, плюс 276 вызовов - это почти 14 вызовов в день. Соколова приняла 1194 пациента, в день это 60 человек, вызовов - 394, в день почти 20. Егорычева приняла 970 человек, и в день это составляет 48 человек. Устинова принимала порядка 64 детей в день, а всего аж 1286 человек, и к почти 13 маленьким пациентам приходила каждый день домой. И даже Антонова, которая на пенсии уже давно, была за это время на 311 вызовах, это 15 вызовов в день.

Можно представить уровень нагрузки и как тяжело пришлось нашим врачам во время подъёма заболеваемости. А если пенсионеры уйдут на заслуженный отдых, а на их место никто не придёт, справятся ли оставшиеся врачи с подобной вспышкой?
Пока справляются, на пределе сил, конечно, и долго в таком темпе работать невозможно. Слава Богу, сезонные вспышки случаются не слишком часто. И можно только сказать огромное спасибо нашим врачам хотя бы уже за то, что остаются на своём рабочем месте, не уходят, к примеру, в коммерческий сектор медицины и продолжают лечить нас и наших детей.
Руководство ЦРБ тоже понимает, как непросто работать в таких условиях, и сейчас ищет возможность материального поощрения персонала детской поликлиники за ударную работу в феврале. Это самое маленькое, что можно сделать.
Во взрослой поликлинике обеспеченность участковыми терапевтами не лучше, чем в детской. В районе всего 21 участок. Работают 7 врачей (из них опять же один на инвалидности).

Плюс 3 фельдшера, которые тоже ведут приём, чтобы закрыть дыры. Самые большие дыры, конечно, в первичном звене, но не хватает и специалистов, например, акушеров-гинекологов, анестезиологов.
Интересно также посмотреть на цифры, показывающие, сколько специалистов пришли в больницу, сколько из неё ушли по тем или иным причинам, по большей части на пенсию. 2016 год: устроились 3 врача, рассчитались 5. Итог - минус два.

2017-ый: пришли 6 врачей, ушли - 7. Значит ещё минус один.

2018 год: снова 6 специалистов пришли, но 8 все равно ушли. Опять в отрицательном итоге двое. За три года минус пять специалистов, в то время, когда каждый из них на вес золота.
Итак, врачи уходят, и их места остаются вакантными. Почему так получается, попробуем разобраться в следующей публикации.
С. ПАВЛОВА

 

Прочитано 418 раз Последнее изменение Понедельник, 01 апреля 2019 13:00