Среда, April 21, 2021
Вторник, 20 October 2020 16:49

Завод начинается с "меделки"

"Меделка" - слово известное каждому постаревшему мальчишке нашего городка. Клондайк и Диснейленд счастливого советского детства. Здесь можно было найти все, что душе угодно. Медные кругляши, по размеру совпадающие с трехкопеечными монетками, - полный карман набить запросто. Для  Монетного двора в Ленинграде - отходы, для нашего завода - лом на переплавку, для юных "фальшивомонетчиков" безлимитная газировка с сиропом в автоматах, для кольчугинского Торга - головная боль. Капсюли от боеприпасов с полигонов - экстремальная любительская пиротехника. Вот если их на рельсы в рядок выложить - натурально пулеметная очередь получается, когда поезд едет, как в кино. Главное, обходчику под руку не попасть.  Особо ценный приз - детали непонятного назначения из циркониевых сплавов. Дозиметром их никто не проверял, а потому безбоязненно использовали для особого пацанского форса: сделать из них набойку на каблук, подкатить к девчонкам на велике и резко затормозить ногой. Сноп искр как от бенгальского огня, девчачий визг, милицейская сирена. Круто!

Нет, были, конечно, и гораздо более мирные области применения находок. Куски листовой катодной меди идеальны для чеканки, разноцветная проволока хороша для плетения, различного рода трубки:  бойлерные в самый раз для изготовления самодельных духовых винтовок, а толстостенные, не протянутые, для самопалов - "дрыг".

В общем, вспоминая пионерские годы, невольно подумаешь: может быть, современное, повальное увлечение молодежи гаджетами не так уж и страшно?

 Мальчишки не особо и задумывались о людях,  которые работают на "Меделке" и периодически гоняют их оттуда. Кто их, взрослых, поймет, что им так или не так. Тем интереснее сейчас, лет сорок спустя, поговорить с человеком, для которого Меделка, - место не детских игр, но предприятие «Вторцветмет», которому отдано полвека жизни.

Людмила Александровна Абашкина недавно отметила свое восьмидесятилетие. Удивительно бодрая, стильно одетая женщина с умными, внимательными глазами.

- Людмила Александровна,  на какой должности и сколько вы там проработали?

- Пятьдесят лет, пожалуй. Ушла только в 2010 году, была кассиром и бухгалтером, инженером по кадрам.  

- Что производила "меделка"?

- Шихту для литейного цеха. Мы были первыми в производственной цепочке, с нас начинался завод.

- Сколько человек работало на предприятии?

- Всегда - тридцать три.  Предприятие многократно переподчинялось разным ведомствам, а штат и производственный процесс оставались прежними. Женщины сортировали, мужчины разделывали. Работали нередко семейными династиями.

- Тот кран с мощным электромагнитом, что стоял на площадке - он как раз для отделения черного от цветного металла?

- Нет, это уже Вторчермет, отдельная организация. Мы все вручную  сортировали.

- А состав лома как определяли?

- На глазок, в основном, у нас были очень опытные работники.

- Правда ли, что у вас работали осужденные?

- Правда. Иногда присылали. Но от них толка было немного. С дисциплиной проблемы.

- Откуда к нам везли лом? Казалось, что вообще отовсюду.

- Не казалось, а так и было, дислокация  поставщиков по всему СССР. Таких площадок, как наша, мало существовало.

- Много чего интересного при сортировке попадалось?

- У нас в бытовке самовар тульский литров на 150 стоял, тоже как лом числился. Статуэтки разных вождей и культурных деятелей, в том числе  и китайских. Всякого рода пепельницы затейливого литья. А из радиодеталей умельцы вполне исправные телевизоры собирали.

- А армейский лом, из которого мы капсули выковыривали, - он представлял реальную опасность?

- Да. У нас была должность пиротехника. Надо сказать, что всякого рода гильз всегда было очень много. И травмы все-таки случались.

- У  нас, мальчишек, кстати, тоже.  А воровство с площадки было? Ну, не считая нашего "сталкерства"…

- Случалось. Но со сбытом у воров были сложности, разве что старьевщикам сдавать. А те - опять к нам везли. Смотришь, а лом-то уже знакомый.

- Как ни сортируй, как ни собирай, а мелкие металлические  детали, стружка все равно в землю уходят. Сколько же там сейчас  цветных металлов накопилось. На пару метров глубиной?

- Площадка работает с 1939 года. Так что полагаю, да, в земле там много чего лежит.

- Отчетность была строгая?

- Да, очень. Много документов, четкие сроки оформления и исполнения. При всех реорганизациях я старалась сохранить архив. И время показало, что не зря. Ко мне обращались в случае утери документов при оформлении пенсии. Кроме того, есть фотоархивы. Их надо бы передать в музей, потому как без них история завода и города не будет полной.

- Спасибо, Людмила Александровна.

Записал А.Павлов

Опубликовано в Экономика

Звучит почти как ругательство или шаманский обряд.  Ан нет, название технологического процесса.  Был у нас на заводе им. Серго Орджоникидзе такой производственный участок "красноплавильный цех".

На отшибе от основной литейки, стоял древний,  еще царя-миротворца Александра III заставший, производственный корпус, из красного, прокопченного насквозь кирпича.

Опубликовано в Блоги

Как-то позабылось что 8 марта в этом году выдалось особенным. Женский день - он каждый год, а столетний юбилей Февральской буржуазной революции, куда реже. Массовые демонстрации протеста работниц Путиловских заводов на 8 марта - и стали пусть достаточно условной, но датой начала революции. А безусловным финалом - 15 марта, день когда Император Всероссийский отрекся от Престола. В самом ли деле Николай II подписал тот манифест, или за него это сделали заговорщики -  историки спорят до сих пор, но это тема - за рамками нашего повествования.  Мы же от масштабов глобальных спустимся на уровень маленького рабочего поселка - на отшибе от революционных центров, но связанного с историей всей страны тысячами нитей. Источником послужит наследие краеведа Валерия  Павловича Реброва, книги, статьи, личные беседы автора статьи с этим замечательным человеком.

Опубликовано в Власть