Пятница, October 22, 2021
Среда, 22 September 2021 13:06

Поэтесса в «Пульсе» и в процессе продвижения

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Зовут её Стефания Данилова. Ей 27 лет. Место жительства – Санкт-Петербург. Она профессиональная поэтесса, филолог, литературовед, литературный критик и (новое для меня словечко) культуртрегер. Стефания – победитель более двухсот литературных конкурсов. Автор шестнадцати книг. Член Союза писателей России, Интернационального союза писателей, Союза писателей XXI века и Российского союза профессиональных литераторов. Она провела более пятисот выступлений, поездив с гастролями не только по городам России, но и по Украине, Белоруссии и Литве И в Греции выступала, и даже в Индии. В этом году Стефания отмечает 10-летие своей поэтической деятельности и в честь этого события подготовила к изданию свою 17-ю книгу: сборник стихов «Лучшее за 10 лет».

 

В позапрошлую пятницу поэтесса внезапно появилась в Кольчугине и дала концерт (так она назвала своё выступление) в молодёжном клубе «Пульс», произведя тем самыми неизгладимое впечатление на многих из тех, кто всё это видел и слышал.

На вопросы, которые мне и не только мне удалось задать Стефании Даниловой возле входа в «Пульс», где она до начала концерта стояла и не взатяжку курила утончённо длинную сигарету, были даны развёрнутые и во многом неожиданные ответы. Именно из них-то я и узнал, что моё родное Кольчугино имеет некоторое сходство с окраинами Санкт-Петербурга и даже, как это ни удивительно, с городом Сочи.

На вопрос о любимых поэтах Стефания наряду с Пушкиным, Цветаевой и Бродским назвала Евгению Бильченко – украинскую поэтессу (1980 г.р.), пишущую преимущественно на русском языке. «Её, – сказала Стефания Данилова, – я выделяю на фоне всех современников. Она гений. У неё много книг. Она доктор наук. Дружим уже лет десять. И это, на мой взгляд, единственный поэт у которого нет проходных стихотворений».

От себя добавлю, что наиболее известное стихотворение Евгении Бильченко посвящено Еврамайдану. Тому самому. Тогда она была активной его сторонницей. Стихотворение начинается так: «Я – мальчик, Я сплю, свернувшись в гробу калачиком. Мне снится футбол. В моей голове – Калашников…». Назвать Калашниковым застрявшую в голове пулю, пусть даже и выпущенную из этого автомата, – это, конечно, умереть не встать. Стихотворение выстроено в форме переклички. Так, вслед за мальчиком отзывается девочка-врач, смертельно раненая в шею. А дальше голоса подают, слава Богу, живые и не раненые персонажи. Поочередно откликаются, мама, батюшка, старый аптекарь, просто поэт, Родина. И последним в этой цепочке появляется Бог: «Я – Бог. И я тоже Папа. Сынок Мой Ласковый у дауна в классе детский отнял Калашников…». То есть и здесь, как видите, без Калашникова не обошлось. Между тем это стихотворение цитировали тысячи сетевых ресурсов. Оно, как пишут в интернете, вошло во все антологии поэзии о Майдане и переведено на 27 языков мира, включая африканские наречия. Но любопытно и то, что, со временем разочаровавшись в результатах Майдана, Евгения Бильченко переписала это сверхпопулярное стихотворение, изменив его промайданное содержание на антимайданное. И второй вариант вроде бы того же произведения давно уже появился в Сети. Вот только почему-то не видно сообщений о переводах его на языки мира, включая африканские наречия.

Однако вернёмся к Стефании Даниловой и найдем её на том хронологическом отрезке, где у входа в «Пульс» она докурила первую сигарету и достала вторую. «Я отправилась в тур в поддержку своей новой ещё не напечатанной книги «Лучшее за 10 лет». И начала тур с Москвы», сообщила поэтесса. Из её дальнейшего монолога выяснилось, что как раз из Москвы она сюда и приехала, получив через социальные сети приглашение выступить в Кольчугине от руководителя молодёжного клуба «Пульс» Алёны Дмитриевой. До этого Стефания не знала о существования нашего города, но на приглашение откликнулась, что называется, положительно. «А почему бы и нет? – сказала она. – Никто из моих коллег по цеху сюда не ездил, а мне нравится быть первой. Я буду первопроходцем и открою этот город литературному сообществу».

Должен признаться, что эта фраза поставила меня в тупик. Бог с ним, с литературным сообществом, но ведь точно знаю, что и до Стефании Даниловой поэты сюда ездили, а кое-кто из них и не уезжал отсюда. Так что спасибо Алёне Дмитриевой, которая вольно или невольно указала мне выход из тупика, уточнив, что Стефания имеет в виду современных поэтов. «Да. Современных, – подтвердила поэтесса и добавила: «Если бы здесь побывал кто-либо из моих коллег по цеху, я бы об этом знала».

Стало быть, выясняется, что те поэты, которые не её коллеги по цеху, не годны для того, чтобы называться современными. Но поскольку они до сих пор ещё живы, назовём их нынешними. Поэтесса, правда, не употребляла этого слова, но нам-то с вами надо как-то отделять одних от других. Кроме того, её словосочетание коллеги по цеху, не могло не напомнить мне акмеистов с их Цехом поэтов во главе с Гумилёвым и не подвести к вопросу: «А кто же у современных поэтов значится начальником цеха? Уж не Стефания ли Данилова?».

Между тем разговор с поэтессой продолжался, подбрасывая мне подсказки насчёт того, как отличать современных от нынешних. И вот теперь я делюсь с вами этой актуальной информацией.

Так, чтобы прослыть современными поэтами и поэтессами, надо ориентироваться прежде всего на молодёжную аудиторию да и самим желательно быть не особенно возрастными. Но главное – надо быть продвинутыми и продвигающимся. Необходимо продвигать себя и своё творчество, в том числе и через социальные сети. Так что недаром глагол «продвигаться» и родственные ему слова – одни из самых употребительных у Стефании Даниловой. Да и кандидатская диссертация, над которой она работает, не зря называется «Коммуникативные практики продвижения современного поэта».

Конечно, и поэты, которых в сложившихся условиях мне пришлось назвать нынешними, куда-то продвигаются и на кого-то ориентируются. Но, видимо, и продвигаются они не туда, и ориентируются не на тех, чтобы числиться среди современных. К тому же важно отметить, что современные поэты не приемлют стихотворение Пастернака «Быть знаменитым некрасиво…». Правда, Стефанию я об этом не спрашивал, но тут и спрашивать нечего: быть знаменитой – цель её жизни. И продвигается к этой цели она стремительно и неустанно. Только не подумайте, что я здесь целиком на стороне Пастернака. Он, к слову сказать, написал это стихотворение, будучи знаменитым. А Стефании Даниловой до такой знаменитости ещё далеко. Хотя и много она уже добилась.

Между тем поселившийся где-то во мне Пастернак не унимается:

Цель творчества – самоотдача,

А не шумиха, не успех.

Позорно, ничего не знача,

Быть притчей на устах у всех.

Ну, это уж вы через край хватили, Борис Леонидович! Несовременные какие-то строки нам подсовываете. Ничего не знача, может, и позорно. Только причём здесь Стефания Данилова? Уж она-то наверняка чего-то да и значит. Для кого-то даже и не просто чего-то, а очень многое. Так что успокойтесь товарищ Пастернак, сидите себе смирно, как и положено памятнику, и не смущайте своими старомодными мыслями нас, современных и нынешних.

В какой-то момент диалога, больше напоминающего монолог поэтессы, она коснулась содержания своей диссертации «Коммуникативные практики продвижения современного поэта», заявив буквально следующее: «Беру диахронический срез от античности и подробно рассматриваю эпоху Пушкина до наших дней, каким образом он продвинулся, почему он действительно наше всё…».

Ну, здравствуйте, приехали – подумалось мне: где он, современный поэт, и где, она, эпоха Пушкина, не говоря уж об античности? Как одно с другим вяжется – поди разберись. И тут Стефания употребляет спасительное слово «вневременной» по отношению к Пушкину – и логика возвращается в этот мир, поскольку появляются основания полагать, что вневременной значит современный и для тех, кто в прошлом, и для тех, кто в настоящем, и для тех, кто в будущем. Правда, возникают сомнения в том, что современный поэт Пушкин нацелен в основном на молодёжную аудиторию, но это уже так, мелочи.

И только я было вздохнул с облегчением, как снова здорово: «Просто многие думают, что Пушкин – это стихи типа «Я вас любил» и всё. Они его фигуру не рассматривают. А я изучаю его биографию, линию поведения, характер…».

Ну что тут скажешь? Фигуру и всё остальное, наверное, надо рассматривать и изучать. Но кто же эти многие, которые сводят творчество Пушкина к стихам типа «Я вас любил»? Они что, в школе не учились? И только я собрался духом, чтобы задать поэтессе эти вопросы, как она окончательно добивает меня: «Дело не в том, что Пушкин был один на всю эпоху. Были в ту эпоху и другие поэты, но запомнили только его. И дело совсем не в его ранней смерти. Она не была единственным решающим фактором».

С тем, что дело не в ранней смерти Пушкина, не могу не согласиться. Но кто же те разгильдяи, которые из всей той эпохи, которую принято называть Золотым веком русской поэзии, запомнили только его? Неужто они и впрямь так никого и не запомнили, кроме Пушкина? Ни Жуковского, ни Грибоедова, ни Тютчева, ни Лермонтова… Память им, что ли, отшибло? Ведь и Баратынского они, выходит, не запомнили, которого любимый Стефанией Даниловой Иосиф Бродский ставил выше Пушкина.

Пишу эти стоки, а внутренний голос меня одёргивает: «Что ты к словам придираешься? Ну подумаёшь: выразилась поэтесса не вполне корректно, а может, и просто оговорилась. С кем не бывает? И стоит ли потешаться над этим?». В общем, чувствую, что не так уж и не прав мой внутренний голос. Наверное, я всё-таки излишне придирчив. Вот только потешаться даже и не думал. Какая уж тут потеха? Сплошная грусть.

Однако вернёмся в позапрошлую пятницу и окажемся прямо на концерте Стефании Даниловой, который она дала в клубе «Пульс» в рамках продвижения своей ещё не изданной, но вполне готовой книги стихов «Лучшее за 10 лет». Свои выступления поэтесса не зря называет концертами: звучащая в записи музыка – их неотъемлемая часть. Многие свои стихи она читает под музыку, называя такой способ подачи мелодекламацией. Так же было и на сей раз. Собравшаяся в зале клуба немногочисленная и в основном молодёжная публика воспринимала происходящее хорошо, если не сказать: восторженно. Да и мне было интересно. Вслушиваясь в звучащие тексты, я понимал, что это поэзия, хотя, наверное, и не та, которую я люблю или мог бы полюбить. И уже после концерта, почитав в интернете стихи Даниловой, я убедился, что так оно и есть. Стихотворения талантливые, но неровные. Взлёты поэтической мысли чередуются с падениями, а местами и с досадными ляпами. Возможно, что при таком стиле и ритме жизни у поэтессы просто нет ни желания, ни сил, ни времени на шлифовку своих произведений. Ей некогда их дорабатывать. Да и зачем? Пипл хавает её стихи и без доработки. А посему не дорабатывать надо, а продвигать. И, продвинув, сочинять новые. И тоже их немедля продвигать, чтобы не прерывать процесс продвижения и самой выглядеть продвинутой.

 

И. АНТОНОВ

 

P.S. В связи с концертом Стефании Даниловой вспоминаются слова Зиновия Гердта, произнесённые в ответ на просьбу поделиться мнением о каком-то представлении, на котором он побывал: «Честно скажу: мне понравилось. А те, у кого со вкусом похуже, вообще в восторге».

Прочитано 246 раз Последнее изменение Среда, 22 September 2021 13:08
Другие материалы в этой категории: « Майя - Мухайё Шамима – девочка из Душанбе »