Toogle Left

Подписка!

Уважаемые читатели! Подписаться на газету вы можете в редакции “Кольчугинских новостей”.
Стоимость подписки в редакции: на 1 месяц - 35 руб.; на полгода - 210 руб. Забирать свой экземпляр нужно будет здесь же, в редакции газеты “Кольчугинские новости”, по адресу: ул. Дружбы, д. 29, офис 7.

Шаблоны Joomla 3 тут
Четверг, 30 июня 2022 06:37

В душе они русские

Written by
Оценка
(1 голос)

Артём Дубик – кольчугинец, 44 лет. Как человек довольно скромный, когда общались, просил: «Пожалуйста, не надо меня хвалить». Не хвалю.

В середине июня Артём вернулся из Мариуполя, где «волонтёрил» в течение двух недель. Поехать предложила Мария Рыбина, руководитель местного отделения МГЕР, в рядах которого состоит дочь Артёма.

Нет смысла рассуждать о том, как  мы в наших новых реалиях понимаем слово «патриотизм». У большинства свой взгляд либо отсутствует, либо чётко не сформулирован. Поэтому патриотизм стоит понимать и воспринимать через призму поступков, а не слов.

 

- А я как раз без работы остался, - рассказывает Артём. – Решил, что надо ехать. Действовать надо, хватит посты в сетях строчить. Пора уже переходить из диванных обозревателей в участники. Спросил жену: «Отпустишь?» Она уверенно так ответила: «Езжай».

В составе группы было 30 человек. Все – представители МГЕР и «Волонтёрской роты». Со Владимирщины двое.

1 июня группа уже была в Мариуполе. Город поразил масштабами разрушений. Апокалиптическая картина – всё в руинах: здания, дороги, деревья. Артём говорит, что видел висящий на проводах на уровне 5 этажа холодильник, разбросанные по дворам игрушки, впившиеся мёртвой хваткой в землю и здания неразорвавшиеся снаряды.  Совсем не тронутых снарядами домов немного и расположены они либо в глубине микрорайонов, либо по окраинам. В основном ВСУ занимали дома у перекрёстков и вдоль дорог, где обзор открыт. Там целых зданий нет вообще: нацисты стреляли, силы ДНР выбивали их оттуда.

Трупный запах. Он доставал практически везде, но особенно вблизи «Азов-стали» и там, где оставались неразобранные руины. Там же, в промзоне, расположена площадка,на которую свозят неопознанные тела.  На тот момент МЧС только приступило к работе, а погода била все рекорды жары: днём +35, ночью +27. Обстановка с захоронением тяжёлая. Ритуальные бригады работают на износ. Погибших и умерших хоронят во дворах, парках, скверах.

Группу Артёма разместили в пятой школе  Левобережного района. Прежде там квартировалсяполк «Азов». Заселению предшествовала уборка. Сначала пришлось обследовать все этажи, сгрести завалы, вынести трупы азовцев.

- Тут, в школе, было особенно заметно, как тесно переплелись война и мир, - говорит Артём, - но и мир-то их давно уже был нацистским.  Мы на втором этаже устроили музей из всего, что собрали нацисткого. Что побросали азовцы, что в вещмешках нашли, что-то на убитых было. Просто море этой нацистской символики: футболки, книги, бирки, обувь, куртки, портреты. Кто говорит, что денацификация – притянутый за уши повод, тот не знает, о чём говорит. Это же школа, там учебников полно. Так вот украинская хрестоматия для 10 класса по истории начинается с того, что Украина должна уничтожить Россию и как это сделать. Портреты нацистских лидеров развешены по кабинетам. Всё это годами вбивалось детям в головы. И я вот думаю о том, что ещё можно переучить тех, кому до 10 лет. А старшие-то уже крепко ненавидят нас.  Хорошо, если родители что-то дома объясняли.

Ненависть к России – это государственная политика Украины, от которой очень страдали думающие люди. Но противление ей равнялось смерти.

-Вы не представляете, как радовались учителя, когда в школу завезли 10 тыс. экземпляров наших российских учебников. С каким удовольствием сортировали, делили по классам, перекладывали, перелистывали. Это праздник был! Говорили: «Слава Богу! Теперь можно говорить, учить и думать на русском языке!» Пусть мова остаётся вторым государственным языком. Украинская культура, невероятно красивая и самобытная, – это золотая жила для развития туризма. Но учиться проще и удобнее на русском языке и по нормальным учебникам. Сохранить самобытность Украины – наша важная задача. Но надо брать всё хорошее, а нацизм  искоренять  начисто. 

Артём работал водителем на УАЗе-буханке, развозил волонтёров на разбор завалов, доставлял продукты и другуюгуманитарку, выезжал по обращениям граждан. Каждый день работы – новая история. В основной массе мариупольцы не представляют своего будущего без России.  На вопрос: «Вы от нас не уйдёте?» - отвечать приходилось много раз в день:«Да что вы! Вы же у нас на карте уже отмечены красным цветом. Не уйдём!»

Артём вспоминает, что как-то перевозил детей, и по дороге девочка рассказывала и показывала, где раньше жила: «Это наш дом, а это наша квартира, как раз там, куда попал снаряд. Где чёрная дыра». Счастливая случайность, что именно в это время семья уехала к бабушке.

Другой день в школу прибежал подросток: «Дяденьки!  Там в контейнере военная форма!». Пошли за подростком. Оказалось, действительно, в контейнере два комплекта формы ВСУ и два заряженных ручных гранатомёта.

- Эти люди переоделись и теперь они вроде как  мирные жители, - говорит Артём. - Теперь мы будем их кормить, а они продолжат тайком нам убивать, взрывать иминировать пляжи. У нас был случай, когда мы вечером искупались в море,  а утром на этом же месте подорвались женщина с ребёнком. То есть ночью диверсанты заминировали пляж.  Такое там делается постоянно. Они умышленно бьют по мирным жителям,  они же не могут не понимать, что на пляж идут дети. Им же Кадыров много раз предлагал: воюйте честно, как мужики. Но нет, продолжают прикрываться мирными жителями.

Мариупольцы с ужасом вспоминают, как ВСУ заставляли мирных жителей под обстрелами бегать по этажам и искать какую-нибудь еду. Отказаться нельзя – убьют. И не найти нельзя – убьют кого-то из родственников, оставленных в заложниках.  Или как танк ВСУ вставал в центре площади, раскручивал башню и стрелял вслепую по жилым домам – кому не повезёт?

Как живут сейчас простые люди?  Трудно. В лучшем случае в подъезде многоквартирного дома остались 2-3 семьи, остальные, если было куда, уехали. Эти три семьи живут в одной квартире, той, что менее остальных разрушена. День проводят на пятачке у подъезда. Там печка из кирпичей, на которой готовят. Нет ни света, ни газа, ни воды, ни денег. Особенно трудно без воды. Природных источников в Мариуполе мало, и они имеют подсоленный вкус воды. На ней готовят. Еду доставляют фурами из России, гуманитарка идёт постоянно. Выдают по два набора продуктов на человека в месяц, там крупы, макароны, сахар, пара банок тушёнки, консервы. Этого хватает впритык, чтобы выжить.

Остро чувствуется дефицит информации. По телевидению уже транслируют российские каналы, но генераторы мало у кого есть. Поэтому обычно в местах, где раздают гумпомощь, стоят машины с ТВ-панелями, размером во весь фургон, по которым транслируют «Россию-24». Люди стоят в очередях загуманитаркой и смотрят. Хотя слухи рождаются со страшной силою каждый день: то кто-то где-то услышал, что Пушилина убили, то какие-то домыслы про нашего Президента появились – идут к волонтёрам уточнять.

Мариупольцы с большим доверием и уважением относятся к  нашему президенту и к властям ДНР. Пушилин пообещал, что с 1 июля начнут выдавать пенсии уже от ДНР и что погасят долг, который образовался с 24 февраля. Пенсии они теперь будут получать в размере российских, и, как пояснили мариупольцы, это примерно в три раза больше украинских.

С работой плохо. Поэтому большинство людей трудоспособного возраста становятся волонтёрами «Единой России» и помогают разбирать завалы, восстанавливать здания, выгружать и раздавать гуманитарку. Этой же гуманитаркойим и платят.

Жильё уже начали восстанавливать. Система такая: расчищают разрушенный пятачок и возводят на его месте микрорайон. В него переселят тех, чей дом будут сносить следующим. Начали с торговой зоны, где раньше были «Метро», «Оби», «Икеа». Торговые центры разрушены полностью, и эти торговые марки в ДНР уже не вернутся.

Было ли страшно? Конечно, было! Ночью в Мариуполе не горит ни один фонарь. Тьма – хоть глаз коли! И когда в этой темноте раздаётся автоматная стрельба, спать невозможно. Днём 90% взрывов – это процесс разминирования. 

С 1 июля начинается подготовка школ к учебному году. Всё, что подлежит восстановлению, будет восстановлено. Мариупольцы верят в это. И, действительно, масштабы российской помощи – невероятные. Артём считает это правильным и честным по отношению к жителям ДНР и ЛНР: «В душе они русские, такие же, как мы. Последние 8 лет их жизнь была невыносимой».

Сам Артём Дубик признаётся, что остался бы в Мариуполе ещё на одну смену или с удовольствием бы поехал помогать жителям Харькова и Одессы. Но статус временно безработного подтолкнул его вернуться:

-  По профессии я инженер-механик. Такие, как я, там нужны. В качестве волонтёров приезжает много административных работников, а тех, кто руками умеет что-то делать, там недостаёт.  В Кольчугино приехал, чтобы найти работу. Позже обязательно вернусь в ДНР.

Записала М. Осенева

 

 

 

 

Прочитано 249 раз