Toogle Left

Подписка!

Уважаемые читатели! Подписаться на газету вы можете в редакции “Кольчугинских новостей”.
Стоимость подписки в редакции: на 1 месяц - 35 руб.; на полгода - 210 руб. Забирать свой экземпляр нужно будет здесь же, в редакции газеты “Кольчугинские новости”, по адресу: ул. Дружбы, д. 29, офис 7.

Шаблоны Joomla здесь
Суббота, 04 мая 2024 04:54

Село Клины - прославленная глухомань

Оценка
(1 голос)

«Что глуше – село Клины, расположенное в двухстах километрах от Москвы, или поселок Амдерма, затерявшийся в Заполярье, на берегу Карского моря?» - таким вопросом задавался писатель Владимир Солоухин летом 1956 года.

Тогда Владимир Алексеевич пришёл к выводу, что Клины глуше. В посёлке на берегу Карского моря он встретил своего коллегу-журналиста, однокурсника по институту. А в «подмосковном» селе, как оказалось, ещё не ступала нога журналиста.

Что изменилось за почти 70 лет? Честно сказать, всё стало только хуже. Амдерма дорос практически до статуса города (12 тыс. человек), а потом потерял более 96% населения. А Клины... Журналистов здесь побывало немало. Вот только села больше нет. Когда сюда приходил Солоухин, по воспоминаниям старожилов, было более 40 дворов, центральная усадьба небольшого колхоза. Сейчас там нет ни одного постоянного жителя. Десяток домов принадлежат дачникам. За те полчаса, что мы бродили по улице села, не встретили ни одной живой души...

14 июня исполняется 100 лет со дня рождения самого известного писателя Владимирской области Владимира Алексеевича Солоухина. Родился он в селе Алепино. Теперь это Собинский район. Там и был похоронен в апреле 1997 года.

Одна из самых ярких и знаменитых книг Владимира Алексеевича - «Владимирские просёлки». Ради неё в июне 1956 года он прошел пешком, проскакал на лошади, проехал на автомобиле и проплыл на колесном пароходе через всю область. За 41 день Солоухин преодолел 635 километров от западной границы региона в Киржачском районе до Вязников, причём более половины этого пути была пройдена пешком. Три главы книги связаны с Кольчугинским районом.

На 10-й день своего путешествия Владимир Солоухин со своей супругой Розой вышли из Ильинского и направились в Юрьев-Польский по старой Стромынской дороге. Сначала всё было хорошо, а потом дорога кончилась. «Поднялась, как из-под земли, плотная заросль ольшаника и перегородила Стромынку». Солоухины попытались через неё продраться, но попали в лес и заплутали. Выбравшись из леса, увидели, как «на пригорке дымилась ранними лиловыми дымками неведомая деревушка. Правее ее, на отдаленном холме, виднелось село». Деревушка на бугре называлась Фёдоровкой, а село на холме – Клинами.

От Стромынки, по которой когда-то ездил в паломничество сам Иван Грозный, сейчас практически ничего не осталось. Фёдоровки не существует с 15 апреля 1981 года. Призрак Клинов ещё виден в нашей реальности.

«У околицы села, весь в кучевых облаках и отраженном камыше, лениво курился пруд. Пышнее кучевых облаков зелеными клубами поднимались из земли ветлы. Они были стары и огромны», - писал Владимир Алексеевич. А дальше в книге разворачивается очаровательная картина этого пруда.

Нам же пришлось заходить в Клины с противоположной стороны – от дороги на Плоски. Накануне прошёл сильный дождь. Весенняя земля раскисла. Знакомые рассказывали, что пруд у околицы уже зарос окончательно, превратившись в болотце, а могучая белая ива, внесённая три года назад в Национальный реестр старовозрастных деревьев России, в прошлом году погибла. Поэтому туда мы и не пошли. Будет время посуше – заглянем и расскажем, как оно на самом деле.

«У председателя Клиновского колхоза Ношина в этот день случились три неприятности. Во-первых, в навозной жиже утонула девятипудовая супоросая свинья. Во-вторых, из соседнего, Фроловского, колхоза приехала делегация. Они, эти колхозы, соревнуются, и теперь люди захотели посмотреть, чего Ношин у себя достиг. А так как в Клинах по сравнению с селом Фроловским дела были плохи (свинья утонула, поросята в двухмесячном возрасте, как по уговору, дохнут, на скотном дворе грязь), то делегация была неприятностью. Мы слышали, как отчитывали Ношина фроловские колхозницы и как он краснел перед ними, словно мальчик перед учительницей. В-третьих же, в довершение всех бед откуда ни возьмись появились некие путешественники, которым все надо знать». Цитата из «Владимирских просёлков».

Чем хорош Солоухин? Никакой парадности. Писал о том, что есть. Многим, наверное, не нравилось. Но нет уже того, о чём он писал. Ни свинарников, ни навозной жижи, ни колхоза. Хотя поля вокруг Клинов обрабатывают усердно. По прямой здесь четыре километра до Большого Кузьминского. А до животноводческого комплекса филиала «Владимирский» ООО «Мясо-Молоко Ресурс» (бывший АПК «Воронежский») ещё ближе. Вот работники этого филиала и стараются.

Липовый парк, о котором писал Владимир Алексеевич, окончательно стал лесным массивом. Он и во время похода Солоухина постепенно нарушался. Теперь только самые старые деревья сохраняют там былую стройность рядов. Но танцы давно уже никто не проводит, а потому всё заросло с хаотичностью дикого леса. Вот жили люди, честно работали, отдыхали, веселились, грустили иногда. А теперь их нет. И всё быльём поросло. А куда люди-то делись? Солоухин ответ нашёл ещё тогда: в Кольчугино уехали...

«Село Клины, как говорят, было вотчиной бояр Романовых, от которых пошла династия русских царей, и первый русский царь Михаил Романов родился будто бы именно в Клинах». Это ещё одна цитата из «Владимирских просёлков».

Понятно, что историки мимо такого момента в книге пройти не могли. Выяснили, что родился Михаил Фёдорович Романов в 1596 году на подворье отца (Фёдора Никитича Романова), что стоит на Варварке в Москве. Вроде бы есть документы. Хотя, как всегда, находятся и сомневающиеся. Усадьба эта, кстати, сохранилась. Неподалёку располагается парк Зарядье. В усадьбе – музей. Любопытно, что именно это подворье в ночь на 26 октября 1600 года штурмом взяли стрельцы. Романовы, похоже, готовили заговор, но царствующий тогда Борис Годунов оказался расторопнее. Больше полугода шло следствие. В итоге род Романовых был разгромлен. Федор Никитич пострижен в монахи под именем Филарет. Позже он станет патриархом. А вот маленького Михаила сослали в романовскую вотчину – Клины. Здесь он прожил несколько лет. Возможно, даже до 1605 года, когда Годуновы пали и в Москве воцарился Лжедмитрий I.

В 1682 году Клины были проданы Петру Матвеевичу Апраксину (1659–1728). Фильм «Россия молодая» смотрели? Там артист Николай Иванов очень ярко сыграл соратника Петра I Фёдора Матвеевича Апраксина. Помните? Ну, вот Пётр Матвеевич – его старший брат. Тоже не робкого десятка. Со шведами доблестно сражался. Воеводой в Новгороде, Астрахани и Казани был.

Постепенно по наследству село перешло его внуку Федору Алексеевичу (1733-1789), графу, статскому советнику, уволенному в 1748 году из лейб-гвардии Семеновского полка в чине капитана, первому владимирскому губернскому предводителю дворянства (1778-1787). Именно при нём в 1777 году в Клинах была построена новая каменная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Ранний классицизм. Необычная архитектура. Центрический храм, основу которого составляет ротонда, переходящая выше в восьмерик, завершенный высоким граненым куполом, венчающимся световым барабанчиком. Ротонду обходит пониженная круглая галерея, в которой по сторонам света крестообразно сделаны архитектурные выступы. Где-то в XIX веке добавили ещё один придел и колокольню, несколько исказив первоначальный замысел.

Очень красивое было убранство храма. Сохранились фотографии и описание, сделанное в 1913 году. Тогда в связи с празднованием 300-летия дома Романовых сюда должен был приехать Николай II, но не сложилось...

«На выходе из села сохранилась церковка, которую начали ломать, но потом спохватились и поставили на белой стене трафарет: «Памятник архитектуры. Охраняется законом». Такой церковь Покрова Пресвятой Богородицы увидел в 1956 году Солоухин. Купола с крестами. Крыша была ещё целой. Только колокольню почти снесли. Церковь к тому времени уже давно была закрыта.

В Свято-Введенском храме села Флорищи есть чудотворная Державная икона Божией Матери. Существует легенда, что передала её туда Прасковья Фёдоровна Куприянова. А прежде (до закрытия храма) икона находилась в Свято-Покровской церкви в Клинах. Говорят, что те мужчины, что, уходя на Великую Отечественную войну, причастились у этой иконы, все вернулись домой. Некоторые пришли с войны инвалидами, но всё же живыми. А вот отказавшиеся от причастия не вернулись.

Есть и другие версии появления иконы в храме. Например, настоятель флорищинского Свято-Введенского храма отец Вячеслав говорит так: якобы, икона когда-то принадлежала подмосковному храму, затем, во время лихолетья, путешествовала с одной верующей женщиной, которая приехала из Ивановской епархии и привезла с собой образ. Храм во Флорищах был действующим, икона сразу же всем полюбилась. Между тем, женщина снова переехала. Обосновавшись в селе Давыдовском, она задумала перевезти туда и икону. Но та покидать Флорищи отказалась. Восемь дюжих мужиков из Давыдовского не смогли её даже с места сдвинуть, настолько тяжёлой она вдруг стала. Так и осталась икона во Флорищах.

Тут надо заметить, что Державная икона Божией Матери вообще явилась миру лишь 2 марта 1917 года, в день отречения Николая II. Верующими её явление было воспринято, как символ перехода власти над Россией непосредственно к Богородице. Подлинник хранился в Вознесенском монастыре в Москве, потом – в Историческом музее. А вот списки (копии) быстро разошлись по стране. После октябрьского переворота для большевиков наличие такого списка было доказательством связи с монархистами. Владельцы этих икон преследовались очень жёстко. А массовое собрание у такого образа...

Последним священником церкви Покрова Пресвятой Богородицы в Клинах был Иван Васильевич Сущевский. Родился он в 1885 году. В 1909 г. окончил Владимирскую Духовную семинарию. Работал псаломщиком, учителем. В 1913 году стал священником. К 1918 году уже служил в Клинах. Сохранилось любопытное письмо из Комиссии по вопросам культов при Президиуме ВЦИК в Ивановский облисполком. Наши земли тогда были в Ивановской области. Датировано письмо 11 декабря 1930 г. Представители Комиссии возмущены тем, что областные власти «продолжают облагать священнослужителей по своему личному усмотрению и в нарушение всех существующих законоположений, а к лицам, несвоевременно уплачивающим явно непосильные налоги, применяют разного рода репрессии, вплоть до отдачи под суд и отобрания имущества». И это как раз касается Ивана Сущевского из Клинов. В 1928-29 гг. он «платил налога около 50 рублей; в этом году, несмотря на отсутствие увеличения дохода от сельского хозяйства, ему предложено уплатить 564 рубля сельхозналога и 564 рубля самообложения». В общем, по поручению председателя ЦИК СССР М.И. Калинина «дело Сущевского должно быть пересмотрено и взыскание немедленно приостановлено».

Ещё нам известно, что 7 мая 1937 года Иван Васильевич Сущевский был арестован сотрудниками НКВД. Его обвинили в активном участии в контрреволюционной группе церковников, участии в антисоветских собраниях и ведении антиколхозной агитации. Он признал себя виновным. 16 сентября 1937 года Сущевский был приговорён к расстрелу. Приговор приведён в исполнение в тот же день.

Церковь, видимо, закрыли где-то между 1931 и 1937 годами. В 1956 году она уже была памятником архитектуры. Это спасло её от преднамеренного уничтожения, но не от разрушения временем. Есть фотографии 2011 года. Храм в ужасающем состоянии. Купол и крыша отсутствуют. У самых стен растут здоровенные деревья.

Позже были разговоры о необходимости его восстановить. Но вот мы пришли в Клины и были приятно удивлены. Церковь действительно восстанавливают. Деревья вокруг убраны. Все окна заделаны прозрачной плёнкой или баннерами. Над круглой галереей восстанавливают крышу. Новая дверь – на замке. Рядом табличка: «Вход запрещён. Опасно для жизни».

Оказывается, за восстановление храма взялся один из московских монастырей. В Клинах предполагается сделать подворье, то есть филиал монастыря, где будут заниматься сельскохозяйственной деятельностью. Село стоит на границе Ополья. Земля здесь – почти чернозём. Место тихое. Для монастырского подворья лучше не придумаешь. А там, может быть, и вернётся в Клины настоящая жизнь. И это, пожалуй, самая оптимистичная новость, лучше всего подходящая для завершения нашего рассказа. Владимир Алексеевич Солоухин, немало трудов приложивший к возрождению Храма Христа Спасителя в Москве (он был председателем правления Фонда восстановления этого храма), наверное, порадовался бы сегодня за будущее Клинов. Дай Бог, чтобы эти планы сбылись.

А. Герасимов, газета «Кольчугинские новости» №16 от 24.04.2024

Прочитано 479 раз