Toogle Left

Подписка!

Уважаемые читатели! Подписаться на газету вы можете в редакции “Кольчугинских новостей”.
Стоимость подписки в редакции: на 1 месяц - 35 руб.; на полгода - 210 руб. Забирать свой экземпляр нужно будет здесь же, в редакции газеты “Кольчугинские новости”, по адресу: ул. Дружбы, д. 29, офис 7.

Шаблоны для Joomla 3 здесь
Суббота, 28 октября 2023 07:46

Общение решает многие проблемы

Оценка
(0 голосов)

Раводж Мухтоджович Мирзоев прожил в Кольчугине 20 лет. Потом уехал жить в Москву. Точнее сказать, вернулся. При этом про город наш он не забывает. Поддерживает деловые связи с некоторыми предпринимателями, по возможности общается со своими земляками, живущими в Кольчугине. Даже свой дом в Стенках он продавать не собирается. Нравится ему здесь.
А родился Раводж Мухтоджович в небольшой (всего 460 жителей) деревне Одешт в Ванчском районе Горно-Бадахшанской автономной области Таджикской ССР.

Несколько слов о географии

Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) - это 45% территории Таджикистана. И если в самом Таджикистане 93% территории занимают горы, то в ГБАО кроме гор ничего больше нет. Население Таджикистана - 10 млн человек. А в Горном Бадахшане живёт всего 226 тысяч. С востока ГБАО граничит с Китаем, на юге - с Афганистаном.
Ванчский район (34 тысячи жителей) располагается на юго-западе ГБАО. Южнее - Афганистан, с северо-запада - районы, непосредственно подчиняющиеся властям Душанбе (столицы Таджикистана). Ванч - не город, а скорее посёлок сельского типа - 2600 человек.
В Горном Бадахшане проживает с десяток разных народностей. Кроме таджиков и киргизов целый ряд таких, про которые наши читатели, возможно, никогда и не слыхивали: шугнанцы, рушанцы, бартангцы, хуфцы, ваханцы, язгулямцы, ишкашимцы. Всех скопом их называют памирцами. Верующие таджики - это в основном приверженцы суннитского ислама, привычного для России. А вот памирцы - это чаще всего исмаилиты. Очень своеобразная версия ислама. Русских в ГБАО, наверное, и сотни человек не наберётся.
Так вот Одешт - деревня таджикская, и большая часть жителей Ванчского района - тоже таджики. Какое дело до этого кольчугинцам? А всё просто. По мнению Раводжа Мухтоджовича, в нашем городе 95% таджиков - выходцы из Ванчского района ГБАО.

Немного истории

Юный Раводж Мирзоев приехал на учёбу в Москву ещё в те времена, когда этот город для всех его земляков был столицей Родины. Закончив в 1989 году университет, Раводж продолжил учёбу в аспирантуре. Позже защитил диссертацию, получив звание кандидата физико-математических наук. Как раз во время подготовки диссертации познакомился со своей будущей супругой. Она - русская, филолог по образованию, специализировалась на преподавании русского языка иностранцам, сейчас кандидат филологических наук. Родилась в Волгограде, но детство и юность провела в Душанбе. Родители там работали на ткацком комбинате.
В 1991 году распался Советский Союз. А на следующий год в получившем независимость Таджикистане началась гражданская война. Закончилась только в 1997 году. По разным оценкам погибло от 60 тысяч до 100 тысяч человек. Душанбе захватывала оппозиция, а потом отбивали проправительственные силы. Каждый раз новая власть устраивала резню и погромы. Таджикистан покинула большая часть русского населения. Горный Бадахшан пережил блокаду.
Бадахшанцы, поддержавшие исламскую оппозицию, оказались среди проигравших. С тех пор они недолюбливают тех правителей, что сидят в Душанбе. При этом бардак 90-х в Горном Бадахшане большинство жителей вспоминает с ужасом. По сравнению с гражданской войной годы поздней советской власти воспринимаются как утраченный рай. И он в сознании народа прочно связан с русскими. Парадоксально, но сегодня Горно-Бадахшанская автономная область - весьма пророссийски настроенный регион.

Тем временем в Кольчугине

Раводж Мухтоджович Мирзоев в той гражданской войне не участвовал, потому что жил в России. Времена были сложные. Работал он переводчиком в иностранной фирме. Фирма была афганской. Несмотря на уход наших войск из этой страны, коммерческие связи остались. Особенно тесными они были с севером Афганистана, где проживают этнические таджики. Вот по делам этой фирмы Раводж Мухтоджович и попал в Кольчугино. Афганцы в больших количествах закупали знаменитые кольчугинские чайники. Каждую неделю он приезжал в наш город, занимался закупкой, погрузкой в вагоны и отправкой новой партии. И вот в один прекрасный день Николай Алексеевич Мочалов, недавно возглавивший завод (дело было в 1994 году) сказал ему: «Ты чего, молодой человек, ездишь постоянно туда-сюда? Оставайся здесь». «Кольчугцветмет» тогда как раз вводил в эксплуатацию новый дом, и Мирзоеву предложили квартиру по приемлемой цене. Чуть позже Раводж Мухтоджович создал свой собственный бизнес - ООО «РИ-ДЖ». По его подсчётам за всё время сотрудничества он организовал для нашего завода заказов на сумму более 200 миллионов долларов. А ещё создал в городе филиал Современной гуманитарной академии, которая специализировалась на дистанционном обучении. В этом деле очень помогла супруга.
Когда в начале 2000-х в город стали приезжать мигранты из Таджикистана, он стал неформальным лидером местной общины. Активно пытался сгладить возникающие противоречия, наладить контакты с властями, помогать приезжающим в адаптации к местной жизни. В 2014 году потребности бизнеса и семьи вынудили его вернуться в Москву. Но его мнение о проблемах межэтнических отношений в Кольчугине по-прежнему очень ценно.

Трудно ли быть таджиком среди русских?

- Раводж Мухтоджович, трудно ли быть таджиком среди русских?
- Вы знаете, я не сталкивался с проявлениями плохого отношения к себе только из-за своей национальности. Я думаю, если ты примешь менталитет народа, среди которого живёшь, поймёшь его характер, у тебя не будет проблем. Но нужно в первую очередь знание языка. Если знаешь язык, обо всём можно просто договориться. Знание языка снимает большинство проблем. Когда национальное меньшинство создаёт анклав, замыкаясь в своей группке, общается только между собой, жди неприятностей. Но достаточно начать общаться, чтобы люди поняли, что ты такой же, как они. Приведу пример. Были очередные выборы. А моих земляков в Кольчугине не так уж и мало (человек 500). Многие имеют российское гражданство и живут достаточно компактно. Вот один из кандидатов смог их как-то сагитировать. Вероятнее всего, выиграл бы. Однако его конкурент вовремя спохватился и начал работу среди таджиков. Ему удалось их разагитировать и, благодаря этому, победить на выборах. Я к тому говорю, что с ними надо работать, их надо вовлекать в разные дела. Ещё один пример. Когда делали ремонт на площади Ленина, стало ясно, что не успевают к Дню города. Обратились к таджикской общине. И те помогли. За два дня всю площадь уложили брусчаткой. И были рады, что поучаствовали в таком благом деле. Вывод: надо их привлекать к общим делам, к участию в разных мероприятиях. А сегодня о них все забыли. Это очень опасно для города. Ведь, когда национальные меньшинства не вовлечены в общие дела, не общаются с местным населением, они создают анклавы. И это, к сожалению, видим в Кольчугине. Пока по городу идёшь, непременно увидишь с десяток женщин в этих «национальных» костюмах. Прямо Сирия. Они у нас в Бадахшане так не ходят.

Про национальные одежды таджиков

- Это правда? Разве хиджаб - это не традиционная одежда?
- То, что вы видите сейчас на улицах - это новая мода, которая пришла из Турции и арабских стран. Таджики - это бывшие советские люди. Конечно, в советское время никто в Таджикистане не ходил в этих широких одеждах, укутанным хиджабом. Точнее, это химар — платок, которым мусульманки покрывают голову и переднюю часть груди, но не лицо. Хиджаб - более общее понятие. Чадра, никаб, паранджа и тот же химар - это разновидности хиджаба. Наши же бабушки и прабабушки традиционно ходили в платочках. Впрочем, лет 40-50 назад и в Кольчугине большинство бабушек в платочках ходило. Это же общая мода была. А сегодня в Душанбе люди одеваются примерно, как в Москве. И те женщины, что приехали из Ванчского района, в большинстве своём там так не закутывались. И мужчины, как арабы, в Таджикистане не одеваются. Из-за «бармалейской» бороды в Душанбе сотрудники ППС могут остановить и принудительно отвезти стричься. По дороге объяснят, что здесь не Сирия и не Афганистан.
- А почему они здесь так одеваются и бороды отращивают?
- Пытаются подчеркнуть свою идентичность. Вроде бы мусульмане, хотя останови такого на улице и расспроси. Многие пары сур не прочитают. Тут вот ещё что. Мужчины в основном работают в Москве, а женщины без работы остаются в Кольчугине. Когда она в эти одежды замотается, вроде бы себя в безопасности чувствует. И муж радуется, мол, вот у меня какая жена кроткая, на неё теперь другие мужики смотреть не будут. Ну, и мода, конечно. Сейчас очень красивые восточные одежды стали продавать. А женщины же все в душе - модницы. Очень хорошо, что на Белой Речке стало развиваться швейное производство. Многие таджикские женщины нашли там работу. Теперь у них появляется возможность для общения, постепенной интеграции в местную среду.

Об образовании

- Горный Бадахшан в советское время был одним из самых образованных регионов. Там очень большой процент людей с высшим образованием... был. Понимали его ценность. Но вот Россия ушла, и система образования посыпалась. Особенно это заметно в сельской местности. Те, кто имеет хорошее образование и хорошую работу, в Таджикистане живут неплохо. Практически, как здесь. И они сюда не поедут. Но с уходом русских закрылись многие предприятия, как тот ткацкий комбинат с 10 тысячами рабочих, где трудились мои тесть и тёща. Работы стало меньше. А в Горном Бадахшане с этим вообще беда. Инфраструктура не развита. Ни заводов, ни фабрик нет. Многие вынуждены уехать. Ну, а коллективизм у азиатских народов зашкаливает. Один уехал, за ним другие потянулись. Те, кто не нашёл себе места там, едут в Россию. Но это люди с низким уровнем образования и с никакой квалификацией. Они могут выполнять лишь самые простые работы: копать, ломать, строить. Многие сейчас достигли в этих делах больших успехов. Стали настоящими специалистами. Возможно, лучше было бы, как предлагал Владимир Жириновский, вложиться в экономику Таджикистана, чтобы эти люди там выращивали овец, фрукты, овощи, делали первичную переработку и отправляли эти продукты на продажу в Россию. Но тогда кто здесь будет копать, ломать, строить? Будем откровенны: у России есть потребность в этих работниках.
- Беда ещё в том, что многие из них почти не владеют русским языком...
- У меня дочь закончила в Кольчугине школу №1, продолжала образование в Российском университете дружбы народов (РУДН), потом закончила магистратуру в Дипломатической академии при МИД РФ. Она проходила стажировку на Кипре. Я к ней ездил. Побывал и в греческой, и в турецкой части. Казалось бы, в греческой должны говорить по-гречески, в турецкой - по-турецки. Но везде изучают английский язык. В греческой части 7 университетов международного значения. Во всех есть преподавание на английском языке. На третьем курсе приезжают американцы. Отбирают лучших учиться в США. Бесплатно! Понимаете, какую политику, вернувшись домой, будут проводить такие ученики? У нас в Таджикистане в каждом университете было обучение на таджикском и на русском языках. В стране было 80 русских школ. После 1992 года всё исчезло. И не потому что русские уехали. Там ещё много русскоговорящих осталось. А желающих обучаться на русском ещё больше. Вон в 201-й дивизии, которая там расквартирована, есть школа для детей военнослужащих. Туда учиться очередь из местных стоит. На русском! За деньги! Большинство состоятельных людей хотят, чтобы дети учились в русской школе. И очень печально, что Россия упустила такой мощный рычаг своего культурного влияния. Влияния на местную элиту. Недавно в Душанбе открылась первая русская школа на 1000 человек. Сам Сергей Лавров приезжал на открытие. Там такой ажиотаж был! Может быть, что-то начнёт меняться? И не только в элите дело. Только представьте, насколько меньше было бы проблем, если бы мои земляки, которые приехали работать в Кольчугино, обучались русскому языку ещё в Ванчском районе?

Не лучше ли России вернуться?

- Может быть, России действительно пора вернуться в Таджикистан?
- Вернуться будет тяжело из-за того, что у России много своих проблем. Кроме того, при Союзе были специалисты по линии КГБ, МВД. Они знали специфику этих мест. Их сейчас уже нет. Необходимо обучать новых. Поэтому сначала должен вернуться бизнес. Зачем покупать фрукты и овощи в Иране, Турции и даже Алжире, если под боком есть Таджикистан? Там идеальная природа для разведения прекрасных фруктов, а солнечных дней столько, что многие страны могут позавидовать. Строй теплицы и с минимальными расходами выращивай овощи круглый год.
Говорят, США выделяют в год 7-8 млрд. долларов на закупку лекарственных трав в высокогорных районах Индии, Пакистана и Китая. В Гималаях. Но Бадахшан - это же Памир! По сути, те же Гималаи. Таджикистану лекарственные травы не нужны? А России?
В Горном Бадахшане уже разведано более 200 месторождений промышленного масштаба. Там олово, серебро, золото, полиметаллические руды, драгоценные, полудрагоценные камни, мрамор. Но тяжёлые климатические условия и неразвитая инфраструктура затрудняют их использование. Более половины инвестиций в добычу полезных ископаемых приходится на долю Китая. Активно себя проявляют Турция, Великобритания и США. А где же Россия?

Вряд ли мы можем что-то изменить в инвестиционной политике нашей страны, но вот отношения между таджикской диаспорой и русским большинством в нашем городе изменить можно. И даже нужно. Для блага нашего города.

А. Герасимов, газета "Кольчугинские новости" №24 от 25.10 2023

Прочитано 602 раз Last modified on Понедельник, 30 октября 2023 04:57