Toogle Left

Подписка!

Уважаемые читатели! Подписаться на газету вы можете в редакции “Кольчугинских новостей”.
Стоимость подписки в редакции: на 1 месяц - 35 руб.; на полгода - 210 руб. Забирать свой экземпляр нужно будет здесь же, в редакции газеты “Кольчугинские новости”, по адресу: ул. Дружбы, д. 29, офис 7.

Компоненты, модули, шаблоны и другие Расширения Joomla
Воскресенье, 17 марта 2024 03:39

Дети грозного времени. Из воспоминаний Виктора Семёновича Зяблова

Оценка
(0 голосов)

О Викторе Семёновиче Зяблове, за свою работу на заводе им. С. Орджоникидзе награждённом орденом Трудового Красного Знамени и медалью «За доблестный труд», мы рассказывали в «КН» №6 от 14.02.2024 в статье «Человек, который построил цех». Там же обещали познакомить читателей с воспоминаниями Виктора Семёновича о детстве и юности. Сегодня мы публикуем их первую часть.

Немного о корнях

Моя жизнь началась 27 января 1929 года в городе Кольчугино на улице Малая Васильевская (ныне ул. Кабельщиков). Улица называлась малой, потому что перпендикулярно ей проходила Большая Васильевская (ныне ул. Металлургов). В прошлом всё это было селом Васильевским - родиной моих предков по отцовской линии. Здесь в 1897 родился и мой отец Семен Иванович Зяблов. А вот мама - Надежда Михайловна (1904 г.р., девичья фамилия Фирсова) была родом из Ульянихи.
Дед по отцовской линии и сам отец работали на заводе.
В нашей семье четверо детей. Я, рождённый в 1929 году, был средним сыном. Старшим был Борис (1927 г.р.), младшим - Евгений (1931 г.р.). Но самой младшей была наша сестра Валентина. Она родилась в 1939 году.

О хлебе насущном

Наше раннее детство сытым назвать было бы сложно. Трудное для страны было время.
В начале 30-х годов был острый дефицит продовольствия и промышленных товаров. Не хватало буквально всего. С 1929 года в стране была введена карточная система, которая существовала вплоть до 1935 года. Все продукты продавали только по карточкам. Когда её отменили, появились громадные очереди. Нас (детей) тоже посылали стоять в эти очереди. Нередко очередь занимали ночью, или ранним утром, а чтобы не было нарушений, на ладони химическим карандашом писали номер.
Хлеб пекли большими буханками по 2-2,5 кг. Причём вес у всех буханок несколько различался. Поэтому продавали хлеб по весу.
Сахар был в основном кусковой, а конфеты были... Кроме круглой или овальной формы карамели без обертки других конфет не было.
Бывало и так, что простоишь в очереди несколько часов, а хлеба-то, или кондитерских изделий не достанется. Во время стояния в очередях всякое бывало. Припоминаю такой случай. Мне, наверное было лет 7-8. Стоял я за хлебом в магазине на Ленинском поселке. Торговая точка располагалась в полуподвальном помещении. Долго ждали, когда привезут хлеб, но вот хлеб привезли, разгрузили и началась торговля. И тут некоторые покупатели попытались втиснутся раньше своей очереди. Позади меня, где-то в хвосте, стояла высокая женщина с ярко-рыжими волосами. Она, глядя на происходящее, вдруг забеспокоилась, возмущённо крикнула: «А что я рыжая?» И тут же полезла вперёд без очереди. Началось столпотворение. Вся очередь сбилась. В результате те, кто сумел пробиться к прилавку, хлеб получили. Остальные ушли ни с чем.
Очереди были за всеми продуктами и за промтоварами: одеждой, мануфактурой, обувью, мылом. От голода нашу семью спасал большой сад-огород вокруг нашего дома и прилегающий к нему участок земли под картофель. Общая площадь составляла около 30 соток. Выше наших картофельников в то время никаких улиц не было, да и дом стоял вторым от конца улицы.
Чтобы прокормить семью, нашим родителям приходилось немало трудиться. Они держали корову, поросенка, кур. Уход и забота о скотине ложилась в основном на плечи матери. Она же шила для всех нас одежду, начиная от трусов и штанишек и заканчивая пальто. Воспитанием ребятишек, как вы понимаете, тоже в основном она занималась. Но при этом надо отметить, что на производстве она не работала.

Делу время, и потехе час

Нас с братьями к работам в огороде и уходу за скотиной привлекать начинали с самого раннего возраста. У каждого были свои обязанности, которые со временем становились всё более сложными и важными. Но, конечно, не все время было занято стоянием в очередях или работой по дому и огороду. Мы много гуляли. На улице играли в стукалку, в лапту круговую и продольную, в городки, гоняли мяч.
С 7-8 лет в летнее время я с друзьями ходил на пруд, у которого позже построят кинотеатр «Спутник». Вода была чистая, и водилась рыба. Там я научился плавать. А как научился? Мальчишки постарше купались, а мы, малыши, резвились у берега. Вдруг двое больших мальчишек берут меня за руки и за ноги, раскачивают и бросают довольно далеко от берега. Я начал захлебываться и тонуть, но потом, как это ни удивительно, собрался с силами, вынырнул и поплыл(!) к берегу. С тех пор стал плавать.
Лет в 8-9 с мальчишками стал ходить купаться на Пекшу. Там мы рыбачили, раков ловили. Пекша была очень чистая, полноводная, кругом - заливные луга с сочной, разноцветной травой. Полноводность Пекши поддерживалась плотинами, на которых стояли мельницы. Ближайшая от нас плотина с мельницей находилась в деревне Зайково.
Зимой катались на лыжах, санках, рулетках, лыжи и санки были самодельными. Их из липы и березы делал отец. Лыжи прикрепляли непосредственно к валенкам, лыжных ботинок не было и в помине. Зимы были снежные, морозные. Поэтому ходили все и взрослые, и дети в валенках, и в теплой одежде.
Самым радостным праздником зимой для детей был Новый год, который стали широко отмечать с 1936 года. Отец приносил из леса ёлку, а мы, дети, её украшали. Все игрушки были самодельными. Делали их из цветной бумаги или из картона, который потом раскрашивали. Родители на Новый год дарили нам подарки. Самые скромные, ведь в магазинах ни готовых наборов, ни хороших конфет или других сладостей не продавали.
Однажды мне дали пригласительный билет на ёлку, которая проводилась в столовой фабрики-кухни. Фабрика-кухня располагалась в здании, где сейчас находится швейная фабрика. После окончания увеселительных мероприятий стали выдавать подарки. Но никакого порядка на выдаче подарков не было. В результате получилась давка. Кто-то сумел получить, а кто-то нет. Обделённые уходили с большой обидой. Увы, среди них оказался и я.

Школьное детство

В 1937 году, когда мне исполнилось 8 лет, меня отдали учиться в школу №5. Школа размещалась на третьем и четвёртом этажах с западной стороны учебного комбината, так тогда называлось здание техникума и технического училища. Там школе я проучился четыре года, до лета 1941-го.
Учился я неплохо, хотя сначала учеба давалась нелегко, потому что до школы в детский сад не ходил, и соответственно никакой подготовки у меня не было. Четвёртый класс закончил с отличными и хорошими оценками. Ещё в третьем классе записался в кружок ИЗО при городском доме пионеров, который располагался в здании, где позже находился заводской профилакторий. Записался я и в детскую библиотеку, располагавшуюся в здании около пожарного депо, сейчас того здания уже нет.
К началу 40-х жизнь в городе стала заметно лучше. В магазинах появились продукты: хлеб, рыба, растительное масло, сахар. Можно было без особых проблем купить одежду, обувь и ткани. Очередей почти не стало.
В городе появилось большое количество коров. Большинство горожан жило в частных домах, где имелись условия для содержания скота. Молоко и молочные продукты на рынке заметно подешевели. Из-за этого родители в 1940 году корову продали, а купили козу. Для козы всё-таки нужно поменьше сена, с заготовкой которого были некоторые трудности.
Летом 1941 года от дома пионеров планировалась пешеходная экскурсия в город Юрьев-Польский, но она не состоялась...

Продолжение следует
На фото: третий класс, май 1940 года. Слева от учительницы - Виктор Зяблов.



Прочитано 550 раз Last modified on Понедельник, 25 марта 2024 04:53